«Никому не пожелаю совмещать бумажное и картонное производства»

“Отрасль ждет время непрофессионалов и жесткой конкуренции”

Второе интервью gofro.expert с гендиректором “Л-Пак” Петром Каранчуком

Петр Сергеевич, прошло почти два года с нашей предыдущей беседы. Что изменилось за это время в отрасли, на вашем предприятии?

— Можно отметить некоторые тенденции. Например, бумажники становятся гофропроизводителями, гофропроизводители — бумажниками.

— И что в этом плохого?

— Дело, как всегда, в нюансах. Вы часто видели интегрированные предприятия в Европе, Америке или где-то ещё в мире?

— Вы имеете в виду предприятия, которые одновременно производят бумагу и гофропродукцию? Smurfit Kappa, например, — в Европе у них много таких заводов.

— Да, но они отдельные, а не совмещённые. И управляются каждый отдельно. Сегодня европейские поставщики оборудования очень удивляются, видя, как у нас в России начали ставить по два гофроагрегата на одной площадке.

В Европе часто встречаются предприятия, которые делают только гофрокартон, причём, на одном гофроагрегате, или только коробки.

Чем больше предприятие, тем труднее сделать его эффективным. Видимо, поэтому на Западе и не делают больших предприятий

В Германии есть завод, о котором у Вас в журнале был репортаж — он делает гофрокартон, а через забор — другой завод делает коробки. И, наверное, никто из них не планирует не только бумагоделку, но и заниматься делом соседа.

— Еще каждый из этих заводов имеет автоматический склад, продукция между складами передаётся по конвейерам.

— А в России у нас свой путь. Многие всерьёз думают не только о том, чтобы поставить два гофроагрегата, а совместить два направления, и считают, что такая интеграция принесёт им счастье и устойчивость в бизнесе.

— А Вы так не считаете? Ведь у Вас именно это и есть на “Л-Паке”.

— Да, у нас так и есть. Но то, что подходит одному, не обязательно подойдёт другому. И потом, может быть, это исключение, которое подтверждает правило? Кстати, а почему в Европе и в остальном мире так не считают? Они что, глупее нас? У них меньше опыта? Или просто мы умнее всех остальных?

— А Вы что думаете?

— Я думаю, что они уже давно прошли всё то, что мы собираемся проходить. Они уже пришли к модели, которую используют практически повсеместно.

— И всё-таки, что Вы думаете об интеграции предприятий?

— Я думаю, что успеха и больших результатов можно добиться в одном деле. И даже это не всегда и не всем удаётся. А интеграция – это два разных направления, быть успешным одновременно в двух и более направлениях – это крайне сложно.

Поэтому, когда меня спрашивают бумажники, стоит ли им идти в гофропроизводство, а гофропроизводители — стоит ли им выпускать бумагу, я всегда не советую им этого делать.

— То есть, Вы жалеете, что стали выпускать бумагу?

— Нет.

— Звучит противоречиво.

— Отнюдь, как говорил один наш премьер-министр. Я же сказал, что то, что подходит одному, не обязательно подойдёт другому.

Я посоветую открыть второе направление тем, кто готов жить на предприятии, вникать во все детали, то есть, пропускать всё это через себя. Жить на предприятии, потому что на это обычного рабочего времени не хватит.

Было время, сам становился оператором станка, чтобы понять, что нужно делать. Хорошим генералом может стать тот, кто был солдатом

Иллюзией считаю надежду, что «найму специалистов, и они всё сделают». Я почти не знаком с директором Павлово-Посадского Гофрокомбината, но уверен, что он весь отдался работе и живёт производством. Иначе, боюсь, у него ничего не получилось бы.

Так вот, если кто-то готов так же работать, то да, можно ему это посоветовать. Но лично я считаю такую жизнь ущербной, хотя по-своему интересной.

— Несколько яснее становится.

— И ещё на эту тему. Люди всё равно пойдут этим путём, потому что человек так устроен, что ему нужно учиться на своих ошибках. Поэтому, боюсь, нас ждёт время непрофессионалов. И жёсткой конкуренции. Результат всего этого будет один: банкротство и потеря денег.

— Почему время непрофессионалов?

— Бумажнику практически невозможно стать профессионалом в гофре, а гофропроизводителю — стать бумажником. Разные специфики. Это даже сейчас можно наблюдать на практике. Не буду называть предприятия.

— А что у Вас? “Л-Пак” трудно назвать неуспешным предприятием.

— Я тоже многое отдал предприятию, но у меня по своим причинам не было другого выхода.

Кстати, я не хотел становиться бумажником, но отсутствие хорошей бумаги вынудило нас начать собственное производство.

Как я всегда повторяю, нам повезло с людьми, потому что без энтузиазма, который проявили наши сотрудники и до сих пор проявляют, ничего не вышло бы. Ничего путного, я имею в виду.

Большие корпорации нашей отрасли считаю средними по управлению и эффективности

И ещё хочу добавить. До сих пор у нас в стране не хватает качественной бумаги. Но время меняется, и совсем скоро будут введены новые производственные мощности по выпуску бумаги. Ситуация неизбежно изменится и станет более рыночной.

Мне кажется, что уже прошёл тот момент, когда гофропроизводителям можно было начинать новое направление, когда они имели возможность ошибаться. В жёсткой конкуренции цена ошибки очень дорого стоит и можно лишиться и того, что имеешь.

— Звучит тревожно.

— А почему в бумажной отрасли, Вы считаете, что-то может быть по-другому, нежели в гофре?

— В каком смысле?

— Кто не знает, что в гофре предприятия разоряются и выходят из бизнеса? Кстати, чем дальше, тем больше, потому что конкуренция растёт.

А почему в бумаге будет по-другому? Что, другие экономические законы в бумажной отрасли? Я уверен, что рынок пройдёт своим катком и в бумажной отрасли. Осталось чуток подождать, и это обязательно будет. Математику не обманешь, а точнее, экономику и её законы.

—  А где же место оптимизму?

— В профессионализме. Я убеждён, что выживут эффективные. Независимо от размера предприятия. Остальные в лучшем случае будут поглощены, если повезёт.

Чем больше предприятие, тем труднее сделать его эффективным. Видимо, поэтому на Западе и не делают больших предприятий.

— Вы руководите немаленьким предприятием. Трудно это?

— Вначале было очень трудно. Было время, сам становился оператором станка, чтобы понять, что нужно делать.

— В смысле, сами выпускали продукцию?

— Да, именно так. Хорошим генералом может стать тот, кто был солдатом.

Теперь, конечно, полегче. В большом предприятии очень много различных связей между людьми и подразделениями, и все эти связи нужно поддерживать и следить, чтобы они не разрушались.

Уверен, что если сейчас у нас убрать примерно 5 ключевых руководителей, то “Л-Пак” очень скоро перестанет быть “Л-Паком”.

Сейчас в стране денег предостаточно, нормальные предприятия имеют возможность выбирать инвесторов

— Не страшно?

— В смысле?

— Вдруг уйдут, переманят.

— Во-первых, сам я никуда не собираюсь уходить. Это, как говорится, раз. Во-вторых, пока я здесь, то и ключевые сотрудники никуда не уйдут – мы уже сработались и нам вполне комфортно друг с другом.

Люди у нас работают не только за деньги, но и потому что им интересно. Они видят свой вклад в общее дело, и это им добавляет тонуса, в том числе, и в жизни.

— А что думаете про большие корпорации нашей отрасли?

— Считаю их предприятия средними, но у них есть возможность таковыми быть. У них дешёвые деньги, развитая корпоративная система производства и контроля. И всё.

Всё стандартно. Они живут за счёт большого количества предприятий и диверсификации по странам и видам деятельности. Для них это просто активы.

— А для Вас нет?

— Для нас – это образ жизни.

— Я правильно понял, что Вы считаете их средними?

— В смысле управления и эффективности. Средними, если сравнивать с теоретически максимальной эффективностью.

— Понятно, хоть и несколько необычно.

— Это только мои рассуждения, которые я никому не навязываю.

— Какие планы на будущее?

— Всё те же. Развиваться. Уже заключили контракт на поставку в следующем году ещё одной “Эмбы”. Дополнительно к ней закупим роторную машину. Переговоры сейчас в финальной стадии. Для окончательного выбора ждём от поставщиков согласования условий.

— Не могу не задать вопрос, который многих интересует, когда речь заходит об “Л-Паке”. Такое развитие требует больших денег. Откуда Вы их привлекаете?

— С какой целью интересуетесь? Шутка. Мне тоже не раз задавали этот вопрос. Меня он даже удивляет.

— Своей нескромностью?

— Нет. Любопытство – это обычное свойство людей. Удивляет то, что у нормально работающего предприятия, при этом ещё и развивающегося, не должно быть проблем с привлечением инвесторов.

Я даже больше скажу: сейчас в стране денег предостаточно, и нормальные предприятия даже имеют возможность выбирать инвесторов.

Подробнее я, разумеется, говорить не буду. К сожалению, больше времени нет, поэтому, извини, вынужден на этом и закончить.

— Спасибо за Ваше время и мысли. Удачи!

— И Вам всего доброго.

Записал Игорь Ткаленко, gofro.expert