Эдуард Литвак: “В 2018 году объем производства бумаги и картона в Украине вырос на 4,7%”

— Мы в офисе ассоциации «УкрПапир». С нами исполнительный директор Эдуард Леонидович Литвак и его заместитель Ирина Анатольевна Колчина. Эдуард Леонидович, 2018 год снова был рекордным для ЦБП Украины?

— Невзирая на проблемы, украинская картонно-бумажная промышленность продолжает работать, наращивать объемы производства и обеспечивать потребности внутреннего рынка.

В 2018 г. производство бумаги и картона в Украине выросло на 4,7% по сравнению с 2017 г., хотя и 2017-й был довольно удачным (прирост — 11,6%).

В лидерах по производству гофроящика — по-прежнему Киевский картонно-бумажный и Рубежанский картонно-тарный комбинаты с показателями, соответственно, 239,5 и 257,5 млн кв. м.

Основным видом сырья для наших предприятий остается макулатура. Исходя из этого формируется ассортимент продукции: это таро-упаковочные материалы и различные виды изделий санитарно-гигиенического назначения, которыми украинские производители на 90% обеспечивают потребности внутреннего рынка.

За 11 месяцев 2018 г. Украина импортировала 700 тыс. тонн бумаги и картона. Импорт из России составил порядка 150 тыс. тонн

Объем потребления картона и бумаги в Украине составил 1 млн 200 тыс. тонн. Украинские предприятия произвели около миллиона тонн, однако примерно половина этого объема пошла на экспорт (отрасль зарабатывает для государства валюту, что крайне важно).

Свыше 700 тыс. тонн было импортировано. Это та продукция, которая у нас почти не производится: газетная бумага, бумага для печати (тот же офсет, который используется в полиграфии), офисная, форматная бумага, основа для обоев.

Также импортируется много мелованных видов бумаги, т.к. в Украине мелованный картон производится только на Киевском картонно-бумажном комбинате в объеме 60 тыс. тонн в год.

Сегодня государство на пути к тому, чтобы отказаться от использования полиэтилена, который загрязняет окружающую среду. В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, киевская исполнительная власть приняла решение о запрете некоторых видов пленок в зависимости от толщины.

Решение об отказе от полиэтилена сыграет на руку нашим производителям, даст дополнительное направление в организации производства.

Запрет на ввоз картонно-бумажной продукции в РФ наиболее ощутимо отразился на производителях обоев. Среди экспортеров картона — на Рубежанском КТК

С 2014 г. наши предприятия активно занимаются поиском новых рынков с тем, чтобы найти дополнительные направления, где можно реализовывать свою продукцию.

Примером может служить Кохавинская бумажная фабрика, которая сегодня активно экспортирует продукцию в Румынию и другие страны, прилегающие к Украине. Многие другие предприятия также поменяли направление сбыта.

— Какой у Украины оборот по бумаге и картону с Россией?

— В 2018 г. импорт из России составил порядка 150 тыс. тонн. В основном это газетная бумага, бумага для печати. Мелованная бумага преимущественно импортируется из Китая и Европы.

Экспорт в Российскую Федерацию составил приблизительно 160 тыс. тонн (около 37% от общего объема экспорта). Он незначительно уменьшился по сравнению с 2016-м (на 5%) и существует тенденция к дальнейшему снижению.

В конце прошлого года правительство России наложило запрет на поставку украинской продукции на российский рынок. Туда попали два кода нашей отрасли — 4805 и 4814.

4805 — это все картоны. Но запрет на экспорт этой группы произвел не такой эффект, как внесение туда группы 4814 — это бумажные обои. По обоям производство Украины в основном было ориентировано на Россию.

Сейчас мы обсуждаем, какие меры в связи с этим целесообразно принять. Свои соображения передадим в Министерство экономического развития и торговли Украины.

— По картонам. Насколько это отразилось на экспортерах?

— В большей степени это коснулось деятельности Рубежанского картонно-тарного комбината. В силу обстоятельств у него достаточно значимые объемы экспорта в Россию.

— Когда я пришел, Вы сказали, что решаете проблему Малинской бумажной фабрики

— Это проблемы, связанные с тем, что правительство начинает предпринимать экстренные меры, направленные на улучшение экономической ситуации в Украине.

Существует такая мера: если предприятие занимается внешнеэкономической деятельностью, отгрузило продукцию за пределы Украины, а фирма-получатель своевременно с ним не рассчиталась, то на поставщика накладываются санкции.

— Это борьба с оффшорными проплатами?

— Не совсем. Санкции направлены на то, чтобы заставить экспортера вернуть либо продукцию, либо деньги за нее. Это своего рода борьба с теневым импортом, ведь так можно вывозить продукцию, а деньги не возвращать.

На мой взгляд, это нормальная мера для любого государства по защите своих интересов. Если ты отгрузил продукцию, то будь добр, предприми меры по возврату денег.

Возможно принятие различных судебных решений. Существует такой закон, который регулирует эти отношения путем применения различных санкций — индивидуальный режим лицензирования, например.

С 7 февраля в Украине вступил в силу закон, который отменяет все санкции за невозврат платежей по ВЭД

Под каждую отгрузку, если предприятие предпринимает меры и предоставляет документы, подтверждающие, что оно борется за возврат своих средств, Министерство экономического развития и торговли Украины откладывает действие санкций на определенный период.

Если же предприятие не может предоставить подтверждающих документов, то подпадает под подозрение, и Минэкономики своим приказом накладывает на него санкции.

Банковская система блокирует платежи предприятия за пределы Украины, таможня блокирует растаможку и применение таможенного оформления для его продукции. Надо сказать, эта мера достаточно эффективная.

В то же время с 7 февраля вступил в действие закон про валюту и валютные операции, который отменяет все подобные санкции (возникает вопрос, кто же его инициировал?).

— …Сейчас еще нужно продавать 50% валюты, которая заходит?

— Это было, есть и будет. Есть определенный порядок, которого нужно придерживаться. А каким образом и за счет чего тогда будет пополняться бюджет Украины в валюте, если никто не будет ничем делиться?

…Так вот, 7 февраля закон вступил в действие. На Малинской бумажной фабрике есть санкции за невозврат валюты (сейчас руководство предпринимает все меры, включая судебные, на ее возврат).

Если санкция будет отменена — все хорошо. Но если о ее отмене до сих пор не знают ни банк, ни таможня — просто не сработал механизм оповещения?..

Для защиты украинского производителя “УкрПапир” ежемесячно готовит для таможни информационный бюллетень с ценовыми индексами

Это один из вопросов, который мы сейчас как ассоциация пытаемся выяснить в государственных органах. Хотя, конечно, такими делами должна заниматься структура, которая могла бы профессионально отстаивать проблемы отрасли в правительстве.

У нас на сегодня, к большому сожалению, кроме ассоциации «УкрПапир» никого не осталось.

Государственная акционерная холдинговая компания «Укрпапирпром», которая представляла государство в отрасли, в конце прошлого года по сути прекратила существование, была продана и приватизирована. Влияния на предприятия у нее уже нет, осталось одно название.

— А раньше она могла лоббировать интересы отрасли?

— Могла и лоббировала. Управленческая структура, которая носила название «Укрбумпром» (или “Укрпапирпром»), существовала с 1924 года.

— Значит, Вы остались в поле одни… Будете, как Чацкий?!

— Основные направления нашей деятельности — информирование руководителей отраслевых предприятий о состоянии рынка, его проблемах, перспективах, целесообразности развития направлений, предоставление рекомендаций и, естественно, защита интересов предприятий.

Также у нас есть договоренность с таможенными органами, мы предоставляем им определенную информацию по ценовым индексам на отдельные виды картонно-бумажной продукции, которые импортируются в Украину.

В 2009 г. потребление газетной бумаги в Украине находилось на уровне 140-150 тыс. тонн в год, сегодня — около 50 тыс.

Хочу подчеркнуть, что эта информация не является основанием для заключения коммерческих контрактов. Это справочный материал, который ориентирует сотрудников таможни, насколько реален уровень цен, которые предоставляют импортеры для растаможки.

— Где Вы берете ценовые индексы?

— У нас много источников, включая производителей, представительства компаний и так далее. Мы обрабатываем информацию и ежемесячно готовим информационный бюллетень, который представляет собой материал на 70 страницах 10 кеглем. Там более 2000 товарных позиций.

Серьезная работа, которая является хорошим подспорьем для принятия правильных решений при растаможке. Это одно из направлений нашей работы.

— Фактически, это борьба с серыми схемами завоза и защита своего производителя?..

— Мы уже много лет этим занимаемся. Что нас подвигло? Когда-то в Украину ввозилась газетная бумага из Польши по цене дешевле макулатуры. А у нас в это время Жидачевский целлюлозно-бумажный комбинат производил аналогичную продукцию. Такие действия со стороны импортеров наносили ему вред.

— Можно подписаться на эту информацию, или она только для членов ассоциации?

— Мы ее не продаем. Она предоставляется исключительно таможне как ориентир.

…Еще одна тенденция этих дней — цена на целлюлозу в мире падает, в Европе закрываются многие фабрики, которые производили газетную бумагу.

— А в Украине?

— То же самое. Сколько мы сегодня подписываем газет и журналов?.. В 2009 году потребление газетной бумаги было на уровне 140-150 тыс. тонн, сейчас — около 50 тыс.

В свое время даже небольшое снижение объемов на Жидачевском ЦБК  вызывало бурю негодования. Нас приглашали в Союз журналистов Украины, просили, чтобы мы объяснили ситуацию, почему так произошло.

Жидачев производил 45 тыс. тонн газетной бумаги из 150, и если на тысячу-две снижал объемы производства — это была катастрофа. А несколько лет назад он совсем остановил производство — мы ожидали очередной волны негодования, а реакции — ноль.

— А как рынок по гофрокартону?

— По гофрокартону все прекрасно. В 2000 г. все предприятия Украины производили 170 млн кв. м ящиков из гофрокартона, потребление составляло 157 млн.

По факту 2018 г. произведено 1 млрд 18 млн. Это без учета частных предприятий. В 2016-м было 960 млн.

Объемы производства и потребления гофротары растут несмотря на то, что налицо снижение покупательной способности населения, снижается объем потребления гофротары такими ведущими отраслями, как пищевая промышленность, включая ликеро-водочный сегмент.

Из произведенного миллиарда кв. м на экспорт ушло всего 56 млн. А импорт составил еще меньше — 19 млн.

Теперь коснемся сырьевого обеспечения. Как я уже говорил, основное сырье для наших предприятий — это макулатура. Тут тоже есть проблемы, поскольку на внутреннем рынке — дефицит макулатуры.

Рост объема производства бумаги и картона требует больше сырья. Сегодня в Украине макулатура заготавливается приблизительно на 55-60% от объема потребления картонно-бумажной продукции — порядка 750-800 тыс. тонн, тогда как потребность составляет около 1 млн 300 тыс. тонн.

Поэтому мы завозим макулатуру. В то же время мы видим, какое количество бумаги и картона выбрасывается в мусорные баки и отвозится на свалки. А если повысить эффективность заготовки вторичных отходов, по нашим подсчетам, это позволит дополнительно собрать порядка 200 тыс. тонн макулатуры.

Таким образом мы можем сократить импорт до 100-150 тыс. тонн и сэкономить валюту.

— Кто-то занимается этим вопросом?

— Занимаются многие, но свалки до сих пор переполнены. Эффекта в этом деле можно достичь лишь путем внедрения более современных методов сбора и утилизации твердых бытовых отходов. Одно из направлений — отдельный сбор.

У этой идеи есть оппоненты, которые вместо сохранения макулатуры предлагают построить мусоросжигательные заводы, вывозить туда отходы, сжигать и использовать тепловую энергию.

Мы говорим — да, это правильно, но нельзя сжигать все подряд. Необходимо сортировать отходы и отбирать ресурс, который годится для дальнейшего использования.

Лоббисты мусоросжигательных заводов предлагают собрать деньги на их строительство с производителей тары и упаковки

Мало того, при строительстве мусоросжигательных заводов необходимо применить серьезные защитные меры — это очистка выбросов в атмосферу, сливов в водоемы и так далее.

Оппоненты говорят — нет, надо построить заводы. Давайте начнем с этого, а дальше жизнь покажет.

При этом как один из главных источников финансирования постройки мусоросжигательных заводов называют дополнительный сбор с производителей тары и упаковки. И устанавливают конкретные тарифы, сколько с кого собрать.

Например, с производителей картонной тары и упаковки — 7 грн ($0.25) с килограмма продукции. Суммарно производителям нужно будет платить больше миллиарда.

Строительство мусоросжигательного завода — это бизнес-проект, направленный на получение прибыли

Мы уже много лет отбиваем этот законопроект, выступаем в комитетах Верховной Рады, организовываем круглые столы. Говорим, что введение нового налога (сбора) повлечет дальнейший рост цен на упаковку.

Чудес не бывает. Когда предприятие заплатит деньги, то заложит их в свою калькуляцию. Повысится стоимость ящика, снизится его конкурентоспособность на внутреннем рынке, предприятия будут вынуждены сократить производство, численность рабочих, поступления в бюджет и т.д.

Пока наши аргументы воспринимаются правильно, надеемся, что и в дальнейшем будем свою позицию как-то отстаивать.

На карте Украины появляются новые предприятия бумажной индустрии. Пусть небольшие, но появляются

Мы говорим, что не надо перекладывать свои проблемы на предприятия реального сектора экономики. Не надо их еще дальше загонять в угол.

Тем более, очевидно, что строительство мусоросжигательного завода — это бизнес-проект, который направлен на получение прибыли тем, кто хочет построить этот завод.

Тот, кто будет заниматься строительством завода, рассчитывает, что получит с производителя упаковки деньги, вложит их в строительство и затем будут получать прибыль. А предприятия дальше будут платить. Кому это надо?

Возьмите пример любой европейской страны, например, Германии. Там на рынке твердых бытовых отходов — жесткая конкуренция. Когда-то в Германии этим занимались турки, а сейчас турок оттеснили немцы, которые сами работают на сборе и утилизации. То есть, это эффективно.

Есть проект строительства ЦБК на Волыни. Ищем инвестора

Подводим итог. Сегодня украинские предприятия работают и продолжают инвестировать в развитие.

Примеров много — это и Киевский картонно-бумажный комбинат, и Рубежанский картонно-тарный комбинат, и Кохавинская бумажная фабрика, и Жидачевский ЦБК, который пусть потихоньку, но возобновил свою деятельность (у него уже работают две машины).

На карте Украины появляются новые предприятия бумажной индустрии. Пусть небольшие, но появляются.

Считаю, что торговые представительства при посольствах Украины работают недостаточно активно

В то же время у нас до сих пор не решена проблема производства первичного полуфабриката. В Украине со всем ее потенциалом в бумажной отрасли отсутствует производство целлюлозы.

Несколько лет назад совместно с финской компанией наша ассоциация разработала программу развития рынка и бумажной промышленности, которая предусматривала строительство целлюлозно-бумажного комбината в Волынской области. Была выбрана площадка, сделано много наработок.

Эта программа была заложена в государственную программу развития промышленности, когда ещё существовало Министерство промышленной политики.

К сожалению, сейчас по этому профилю работает только один департамент в Министерстве экономического развития и торговли Украины, несколько сотрудников, которые реально занимаются промышленностью.

— Проблема завести инвестора и построить завод?

— Мы занимались проектом строительства целлюлозного завода на основе использования соломы однолетних растений. Была выбрана площадка в Киевской области, разработано технико-экономическое обоснование, найдена фирма, которая владеет соответствующей экологически чистой технологией.

Но когда встретились с крупными инвесторами, они сказали: когда у вас наладится ситуация и улучшится инвестиционный климат, мы первыми к вам придем.

— Есть недружественное отношение к инвесторам?

— Не только это. Люди ищут, куда вложить деньги, но когда узнают, сколько лет понадобится для окупаемости, то отказываются. А быстро в бумажной промышленности не бывает.

Поэтому проблемы есть, но желание работать дальше в этом направлении не отпало. Надеюсь, что когда мы с вами встретимся в начале следующего года, то будут существенные изменения, которыми мы с радостью поделимся.

— Как место с недорогой рабочей силой Украина может быть привлекательна для инвестора?

— Инвесторам важны и другие показатели. У нас относительно дешевая рабочая сила, но повышается уровень минимальной заработной платы, что сказывается на их деятельности.

— Главное препятствие?

— Отсутствие гарантии вложения инвестиций и получения дивидендов, коррупция, неэффективная судебная система.

Необходимо искать новые пути, нужна поддержка отрасли государством.

Я считаю, что недостаточно активно работают торговые представительства при посольствах Украины в ряде стран. Например, нужно вести переговоры о том, как выгодно доставлять нашу продукцию в Казахстан, другие страны, где есть рынок сбыта.

Помогло бы предоставление приемлемых условий кредитования и льгот по налогообложению для предприятий, которые вводят новые мощности и создают дополнительные рабочие места.

— Спасибо за интересную беседу, Эдуард Леонидович! Новых Вам побед.

Записал Игорь Ткаленко, gofro.expert

Статистику обобщила Ирина Колчина, «УкрПапир»