J.S. Machine: Код зеленый!

Айцзэцзы Жэцзефу рассказывает, через что прошел Китай за последние несколько месяцев и как жестко они боролись (и борются) с эпидемией. А также свои последние новости. Покупайте маски J.S. Machine!

— Сегодня на заводе в Цзиншане работает около 500 человек и еще столько же скоро приступит, — говорит по телефону глава московского представительства J.S. Machine Айцзэцзы Жэцзефу.

— Идет отгрузка оборудования и запчастей, которые троекратно дезинфицируются на заводе, на таможне и на границе.

Никого из посторонних на завод не пускаем. Сотрудники, которые попадают на предприятие, обязательно должны иметь зеленый QR-код, они входят и там живут.

Зеленый QR-код свидетельствует о том, что его владелец минимум 14 дней находился на карантине и никаких болезней ни у него, ни в его районе не обнаружено.

Например, в одном доме живет 200 человек, и если один человек в этом доме заболел, то все 200 автоматически получают желтый QR-код и должны 14 дней не выходить на улицу. Власти организуют им подвоз еды.

У каждого китайца сейчас есть QR-код, который может быть трех цветов: зеленый, желтый и красный. Красный — этот тот, у кого подтвердили коронавирус, желтый — значит, что ты, возможно, где-то контактировал и две недели должен сидеть дома, а зеленый означает, что ты чистый, можешь идти на улицу или на работу.

Где бы ты ни находился — дома, в автобусе, в магазине, на заводе или даже в общественном туалете — везде у тебя сканируют QR-код и узнают, какой у тебя цвет. Если у тебя зеленый цвет — тебя пускают, желтый — никуда не пускают.

— А где этот код, в паспорте или где?

— Этот код находится в телефоне. Без него выходить из дома категорически запрещено.

— То есть каждому человеку на телефон пришел его код?

— Да. Сейчас у нас в Китае 5G-интернет. Каждый китаец в телефоне имеет индивидуальный QR-код, и все его маршруты, посещения отслеживаются и записываются.

Если он зашел в какой-то магазин, супермаркет, и на протяжении последних 14 дней там кто-то заразился, то его зеленый код автоматически становится желтым.

— Ого.

— Он это увидит в своем телефоне, прочитает, что такого-то числа, во столько-то часов был в таком-то магазине, к сожалению, в нем оказался один заболевший, поэтому у тебя теперь желтая карта, сиди дома еще 14 дней.

После 14 дней, если он находился все время дома и не заболел, QR-код снова ставится зеленым — и опять пошел гулять на улицу. Вот так.

— Ничего себе. Такой опыт. Конечно, беда…

— В Китае сейчас деньги тратят только с помощью этого QR-кода. Поэтому, где бы ты ни находился, что бы ни покупал, куда бы ни ходил, ни ездил — все отслеживается.

— А наличку нельзя тратить?

— Нет, наличкой сейчас никто не берет. Боятся, что в деньгах есть вирус, поэтому наличку не берут вообще.

Единственное, что радует, — это что меры, которые предпринимают китайские власти, всем очень понравились.

Все наши рабочие, которые вышли на работу, имеют зеленые штрих-коды. Тем, у которых желтые, категорически запрещено быть на работе, они сидят дома.

Как только они будут иметь зеленую карту, мы их постепенно будем забирать специальным автобусом и привозить на работу. Мы превратили несколько офисов во временные общежития.

Вечером все рабочие запираются на территории завода, там же питаются, ни с кем не контактируют, кроме здоровых сотрудников. Считаем, что это правильно.

Количество работников увеличиваем каждый день, но не больше, чем на 100 человек. Резкое увеличение тоже не есть хорошо.

— Я понял. Ну, слава Богу. Давно ждали позитивную информацию, что все может закончиться хорошо и все будет работать.

— Да.

— А то все напряглись и переживают. И вот как Китай жестко, но решил проблему. Очень интересно ты рассказал. Я вообще не знал об этом, что у людей штрих-коды. Спасибо, Айцзэцзы. В общем, скажешь, если будет нужна помощь, и сообщайте новости.

— Хорошо.

— По инсталляциям, проектам продолжили работу? Отгрузки идут?

— Да, идут. Кстати, на днях мы запустили первый в Великобритании гофроагрегат JETS300. Вчера разогнали его до 280 м/мин.

Китайцы, которые сейчас находятся на этом заводе, уехали туда в декабре и из-за коронавируса не возвращались вплоть до запуска. Мы им продлили визу. Надеемся, что скоро вернутся домой. Машина работает хорошо.

— В общем, Айцзэцзы, мы рады, что все слава Богу. Так что давайте работать. Кстати, у вас в России, в СНГ все нормально, никого не потеряли?

— В России, СНГ все отлично. Работаем. На сегодняшний день с большинством клиентов работаем удаленно. Оказалось, нам очень повезло, что на многие машины установили дистанционное управление и устранение неисправностей.

Инженеры из Китая заходят через интернет в интерфейс оборудования, тестируют и устраняют ошибки.

— Сколько единиц оборудования сейчас на удаленном управлении?

— Около 20-25 гофроагрегатов, продольных и поперечных резок, скоростных гофропрессов и линий по переработке.

Недавно в Гжели был сбой на линии по производству гофротары YKMB. Наши специалисты подключились к ней и удаленно устранили неисправность, оказалась небольшая ошибка в программе. После этого машина снова стала отлично работать.

Еще во время карантина мы начали производить высокоскоростные автоматизированные линии по производству медицинских масок, очень хорошие и недорогие. На входе подаешь в рулонах тканевый и нетканевый материал — на выходе получаешь качественные маски, 40-50 шт./мин.

Мы их уже много поставили в Китае, готовы отгружать заграницу. То есть мы уже производим линии для изготовления медицинских масок!

— Вы сами сделали эту линию?

— Да.

— Спасибо, Айцзэцзы, рады были тебя слышать!

Беседовал Игорь Ткаленко, gofro.expert

Приглашаем Вас подписаться на наши страницы в социальных сетях: