Невидимая рука Магнита

Недавно на рынке макулатуры произошло событие, которое показалось многим игрокам знаковым. Розничная сеть «Магнит» (АО «Тандер») изменила условия проведения тендеров на реализацию макулатуры

Тендеры «Тандера»

Раньше в открытом доступе размещались количество макулатуры, предлагаемой на очередной месяц для вывоза с определенного распределительного центра «Магнита», и желаемая (фактически верхняя) цена за одну тонну.

Хотя половина или больше макулатуры уходила по цене гораздо более низкой, в отрасли формировалось мнение, что именно та первоначально заявленная высокая цена и есть правильной.

Розничная сеть собирает более 20 тыс. т макулатуры в месяц. Это более 5% общего объема российского рынка макулатуры

Теперь же в конкурсной документации раскрывается (без указания объемов) только нижний предел цены, за который переходить при сделке как бы нельзя.

Казалось бы, частность. Всего одна из сетей изменила условия проведения тендера; к тому же, не нравится — не участвуй. Однако данное новшество вызвало в профессиональной среде такое оживление, что мы решили опросить крупных участников рынка и узнать, что они думают по этому поводу.

Анатолий Тонков, ГП «ПЦБК»: «Торговые сети, имеющие распределительные центры — это крупнейшие игроки на отечественном рынке макулатуры.

Мы видим, что отдельно взятая сеть собирает более 20 тыс. т макулатуры в месяц, а это порядка 240-250 тыс. т в год, что составляет более 5% общего объема российского рынка макулатуры.

Такой объем сравним с годовым объемом макулатуры, который перерабатывает наше предприятие. Это значимый объем, поэтому необходимо участвовать в этих тендерах».

Насколько солидарны с мнением Анатолия его коллеги?

Дмитрий Подневич, ООО «Николь-Пак»: «Ритейлер хочет заработать, и упрекнуть его здесь не в чем. Но продукция «Магнита» не уникальна, и ни одна стабильная крупная компания не станет переплачивать за то, что можно купить и без переплаты».

Андрей Басси, АО «Кнауф Петроборд»: «Договор о поставке с «Магнитом» у нас есть, но по такой цене, которую они заявили сейчас, мы брать не будем».

Алексей Кирилюк, АО «БФ «Коммунар»: «В связи с тем, как действует «Магнит» – а это просто разгонка цены – мы не работаем с данным поставщиком ни в одном из регионов».

Топ-менеджер одного из крупнейших предприятий отрасли, работающих в центральном регионе, пожелавший остаться неизвестным: «С «Магнитом» не работаем, и никто в ЦФО с ним не работает, а также и в СЗФО.

Покупаем исключительно у сборщиков, у них реальные цены — 8,5-9 тыс. руб. за тонну. А те, кто покупает по десять с гаком, заложат это добро на склады, а потом цена упадет — вот они и будут радоваться своей эффективности».

У «Магнита» можно не покупать, но тогда у него купят другие

Центральный регион и его окрестности не испытывают дефицита макулатуры, но нельзя сказать того же о других регионах, где большинство отраслевиков высказывается иначе:

«Для нас объемы «Магнита» не критичны, мы могли бы и отказаться от сотрудничества, но все равно же купят другие, а рынок волокна ограничен», — говорит один из игроков этого рынка.

Это высказывание отражает мотивацию многих предпринимателей, не избалованных изобилием вторсырья.

Цена макулатуры «на земле» ниже, чем у «Магнита», на 10-15%

Приводят и дополнительные аргументы — сложившееся давнее доброе сотрудничество с «Магнитом», возможность снижения цены для надежных потребителей.

Подчеркивают, что «Магнит» поставляет качественную макулатуру в больших и плотных кипах, что снижает логистические расходы и потери при переработке.

Но снижает ли настолько, чтобы компенсировать потери за счет высокой цены?

Жан Кудайбергенов, ООО «ТД «Формат»: «При производстве тарного картона на магнитовской макулатуре действительно получается определенная экономия: норма расхода снижается на 3-5% за счёт чистоты сырья.

Но если брать закуп «на земле», то есть у заготовителей, то цена ниже, чем у «Магнита», на 10-15%.

Поэтому основные объёмы мы берём именно у заготовителей. Какая бы чистая макулатура ни была у «Магнита», но 10-15% – это слишком много».

Дефицит рынка или культуры закупа?

Ни один из опрошенных не заявил, что согласен с ценой «Магнита». Напротив, каждый сказал, что, безусловно, хотелось бы более низкой цены, и сослался на «эффект ножниц», когда цены на макулатуру идут вверх, а цены на продукцию — вниз, грозя встретиться в точке «А» и обрушить отрасль.

Многие отраслевики говорят о нарастающем «бумажном голоде». И все же объективно в настоящий момент нет нужды закупать сырье впрок по завышенной цене.

Сергей Шевчук, ООО «ТД «Экоресурс»: «Сейчас целлюлозно-бумажные комбинаты снижают цены на сырье. Это касается не только центрального региона, а и всей России. С начала лета цены снизились с 11 до 8 тыс. руб. за тонну».

Так почему же макулатуру продолжают покупать у «Магнита» не только по 10, но и по 11,5 тыс. руб./т, взвинчивая цены на аукционах? Оказывается, этот вопрос возникает не только у меня.

Покупая у «Магнита», компании заведомо снижают свою конкурентоспособность

Жан Кудайбергенов, ООО «ТД «Формат»: «Задавая вопрос о гонке цен и зачем это делается, мы никогда не получали внятного ответа.

Отмечу, что в этой гонке участвовали только производители тарных картонов. Заготовители не были акселераторами этой спекуляции.

Что касается производителей, дело не в том, что кто-то в состоянии брать дороже на 10%, а кто-то нет. Экономика и ее переменные у всех плюс-минус одинаковы.

Вопрос лишь в том, где и как налажена система закупа? Какова ее культура?

Такие закупщики заведомо снижают конкурентоспособность своих компаний, и это можно было бы себе позволить на растущем рынке. Но мы сейчас в стадии падающего, и продолжать ту же культуру закупок, мне кажется, недальновидно и пагубно.

Парадигму закупки надо менять, мы живём уже в другую эпоху».

Алексей Недашковский, Ассоциация развития экологической промышленности «Вторичные ресурсы»: «Магнит» торгует фьючерсами. Производителям интересно купить в одном месте и много, и они втягиваются в эти аукционы, играя на повышение.

В итоге ритейл получает возможность проводить в жизнь необоснованно завышенную цену».

«Отрасль очень хочет снижения цен, но чтобы достичь этого, необходима консолидация переработчиков», – резюмирует топ-менеджер компании из ЮФО, пожелавший остаться неизвестным.

Но сам факт, что многие из моих собеседников не пожелали быть названными, говорит о том, что до консолидации отрасли еще очень далеко.

На чем строится эта выгода?

Еще недавно рынок сбора макулатуры выглядел просто и понятно: заготовители заготавливали, переработчики перерабатывали, каждый занимался своим делом.

Так, производственно-заготовительные предприятия, порой ведущие свою деятельность еще со времен социализма, находили объемы, забирали их у заказчика, на своей площадке рассортировывали, готовя товарные партии по маркам, и отгружали потребителю.

Кроме того, они оформляли на свою деятельность всю необходимую экологическую разрешительную документацию (что нелегко и недешево).

Лучшие из них просвещали органы местной власти и общественность, проводили акции, популяризировали раздельный сбор и т.п.

Но, к сожалению, частично заготовители были представлены и «мелочевкой», которая «мышковала», собирая макулатуру (в мелких кипах, в россыпь, какую угодно) там и сям, в том числе и в магазинах.

Выгрузив в магазине очередную партию товаров, обратным рейсом машина ритейлера забирает макулатуру…

Зачастую такие предприниматели были ненадежны и жуликоваты, что и привело большинство сетевиков к классическому выводу: «Если хочешь сделать хорошо — сделай сам».

Еще сравнительно недавно макулатура считалась отходом и только им, имела отрицательную стоимость, и ряд юрлиц платил сборщику за то, чтобы ее вывезли.

Постепенно пришло понимание того, что макулатура — это ценность, которую можно продать. Это, безусловно, хорошо. Но что делает «Магнит»?

Выгрузив очередную партию товаров в магазине, машина обратным рейсом забирает из него макулатуру, тем самым сводя к нулю логистические затраты, которых не избежать заготовителю и которые составляют примерно половину его расходов.

Прибыль сетевых магазинов от заготовки макулатуры составляет 600-800% и более

Минимальны расходы «Магнита» и на остальные операции: их обслуживают те же (от грузчика до бухгалтера) сотрудники, что и в отношении продуктов. Благодаря этому «Магнит» получает сверхприбыль, как бы это ни странно звучало применительно к макулатуре.

Подсчитаем.

Анатолий Тонков, ГП «ПЦБК»: «Сборщику заготовка тонны макулатуры обходится приблизительно до 3 тыс. руб., а продает он ее, предположим, за 9 тыс., то есть его норма прибыли составляет порядка 200-300%.

У сетей расходы на подготовку макулатуры к отгрузке минимальны и вряд ли составляют более 1-1,5 тыс. руб. Выходит, что их прибыль составляет 600-800%, а то и более.

Рынок макулатуры в нашей стране «перегрет» с точки зрения цены. Да, с одной стороны это в какой-то степени обусловлено высоким спросом на макулатуру, но с другой – желанием сетей заработать».

О какой конкуренции может идти речь? Получается, что заготовители самими законами экономики обречены если не на уничтожение, то на жалкое прозябание.

Ну что ж, побеждает более эффективный, все справедливо, это честная рыночная конкуренция, не так ли?

Разумеется, не так!

Кому на Руси закон не писан?

Попробуйте эксперимента ради перевозить отходы на не приспособленном для этого транспорте, без лицензии, без паспортов отходов, которые по законодательству должны сопровождать каждую партию подобного груза…

Впрочем, откуда возьмутся паспорта, если и класс опасности этих отходов никто не определял.

Понятно, что это риторика, никто и пробовать не станет, потому что все знают, что КоАП РФ за подобные действия предусматривает внушительные штрафы.

Часто даже самые добросовестные транспортировщики отходов попадают под эти карательные меры из-за того, что, предположим, одна циферка не сошлась с кодом ФККО. И это не все.

Наталья Беляева, ООО «Дельфи»: «Проблема в том, что идентификация отходов бумаги в качестве макулатуры, учитывая специфику Закона №89-ФЗ, возможна только после их утилизации, то есть переработки в макулатурное сырье, соответствующее требованиям ГОСТа.

Сама по себе ни сортировка ТКО с извлечением отходов бумаги, ни их раздельное накопление не дают права образователю отходов идентифицировать их как макулатуру.

Однако это происходит повсеместно: на распределительных центрах торговых сетей, на мусоросортировочных станциях регионального оператора.

Вспомним, что операции с отходами бумаги облагаются НДС по ставке 20%, а операции с макулатурой (с 01.01.2019) – по расчетной ставке НДС 20/120.

Некорректное определение предмета сделки влечет за собой ее оспоримость и как следствие налоговую и даже уголовную ответственность.

Поэтому я вижу здесь весьма серьезные риски, способные повлечь негативные последствия для обеих сторон (продавца и покупателя)».

Вопиющие нарушения происходят под носом у Роспотребнадзора

Но существует природопользователь, для которого ни закон, ни подзаконные акты не писаны, и этот природопользователь — «Магнит».

Весь путь магнитовских отходов на каждом этапе, будь то образование, накопление, транспортирование или обработка, представляет собой сплошную цепочку нарушений, о которой можно подробно прочитать здесь.

Возможно, «Магнит» просто не знает, например, о том, что транспортированием отходов не считается только деятельность по их перемещению внутри одной площадки?

А любое перемещение отходов вне границ земельного участка, находящегося в собственности юридического лица или индивидуального предпринимателя (либо предоставленного им на иных правах) согласно ст. 1 закона № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» является транспортированием отходов со всеми вытекающими?

Но Роспотребнадзор-то точно знает, и прокуратура знает. И что же? А ничего, ровным счетом ничего.

Можно подискутировать о том, чем объясняется такой либерализм специально уполномоченных органов – отсутствием профессионализма или чем иным; можно, но мы не будем.

Хотя бы потому, что про Роспотребнадзор получается еще интереснее.

Вот вам, как частному лицу, насколько важно, что яблочко, которое вы купили для своего ребенка, привезли в той же машине, в которой перевозят опорожненные картонные коробки, являющиеся отходами?

Вообще не важно, подумаешь — картон. А если этот картон в свою очередь приехал с птицекомбината, где в него упаковывали коробочки с яйцами, поскольку еще никто не знает, что на этом комбинате ЧП — сальмонеллез?

Теперь стало важно? Вот то-то же.

Согласно санитарному законодательству, обработка отходов не может производиться в пищевой промышленной или складской зоне, складское хранение продуктов питания и осуществление заготовительной коммерческой деятельности по обработке сторонних отходов не могут осуществляться на одной территории.

Более того, производство и складирование пищевой продукции не могут осуществляться даже в пределах санитарно-защитной зоны промышленных предприятий, а ширина санзоны производственно-заготовительных предприятий (чью деятельность «Магнит» ведет сегодня на своих складах) составляет – на минуточку! – 300 м.

В Европе соотношение стоимости тестлайнера и макулатуры составляет 6:1, в России — 2,7:1

Куда же смотрит Роспотребнадзор, прославленный своей строгостью и неподкупностью? Да кто ж его знает, куда. Наверное, занят отловом иных нарушителей.

Помните забавную социальную рекламу: опустим обработанное нашей волшебной пастой куриное яйцо в дистиллированную воду, а необработанное – в соляную кислоту…

Примерно в таких же условиях заготовители сегодня конкурируют со всемогущим ритейлом.

Посмотрим на Запад

Анатолий Тонков, ГП «ПЦБК»: «В Европе есть такое негласное понятие, как формула «справедливой цены». Это соотношение стоимости готовой продукции (в нашем случае картона для плоских слоев) и сырья (макулатуры).

В отношении категории testliner (картон для плоских слоев гофрокартона из макулатуры) и OCC (аналог нашей макулатуры марки МС-5Б) справедливым (минимальным) считается соотношение 4:1.

Именно при таком соотношении стоимости готовой продукции и сырья компания-переработчик имеет возможность развиваться, а не просто существовать.

Картон для плоских слоев гофрокартона в Европе стоит порядка 480 евро/т, в то время как макулатура там стоит около 80 евро (а в отдельных странах и 65-70).

Таким образом, на сегодняшний день данное отношение составляет 6:1 (!).

Для компаний это хорошо с финансовой точки зрения (возможность дальнейшего развития), а для общества и государства — это увеличение объемов переработки макулатуры, улучшение экологической ситуации, новые рабочие места и т.д.

Доставаясь ритейлу, средства, полученные от продажи макулатуры, вымываются из отрасли

В России же цены на макулатуру составляют более 150 евро/т, тогда как картон стоит порядка 400 евро/т.

Т.е. отношение стоимости готовой продукции и сырья составляет менее 2,7. О каком развитии может идти речь?

Мало того, поскольку в Европе совершенно иное отношение государства к вопросам экологии и экономики замкнутого цикла, предприятия-переработчики имеют в обществе определенный положительный статус: ведь они избавляют общество от отходов, перерабатывая вторичные ресурсы, тем самым снижают экологическую нагрузку.

За это (в некоторых странах) они получают компенсацию от государства в районе 40 евро за тонну.

Таким образом, некоторым европейским переработчикам 1 т сырья обходится фактически всего в 40 евро (!), а конечную продукцию они продают в 10-12 раз дороже.

В результате в Европе собирается и перерабатывается макулатуры гораздо больше, чем у нас».

К чему это приведет?

Прекрасно, что сети увидели возможность превратить отходы в доходы, что они выстроили процесс, честь им за это и хвала. Так зачем же мы считаем деньги в чужом кармане, и почему нам так не нравится, что усилия сетей окупились сторицей?

Алексей Недашковский, Ассоциация развития экологической промышленности «Вторичные ресурсы»: «Доставаясь ритейлу, эти деньги вымываются из отрасли переработки макулатуры.

Получи эти деньги ПЗП, оно вложило бы их в развитие: приобрело новое оборудование, открыло приемный пункт, на паях с регоператором поставило бы контейнеры для раздельного сбора, произвело бы еще какие-то действия, направленные на расширение своего бизнеса».

Ритейл тоже будет на эти деньги расширять свой бизнес, но совсем в другом смысле, не имеющем прямого отношения к макулатуре. А макулатуры в каждом магазине столько, сколько есть, и сколь дешево или дорого ее ни продай — больше или меньше ее от этого не станет.

На МС-5Б, которая преимущественно образуется в ритейле, приходится 75-80 % рынка макулатуры

Для заготовителя же увеличение объемов сбора макулатуры — это насущная потребность, цель, ради достижения которой он «пойдет в народ» и в перспективе примет газетку и коробочку у каждой бабушки.

Таким образом, заготовитель объективно работает на расширение рынка и развитие отрасли, а ритейл — нет.

А что, если примеру «Магнита» последуют другие сети?

Анатолий Тонков, ГП «ПЦБК»: «От «Магнита» отказаться можно, но если другие сети последуют его примеру, у отрасли будут большие проблемы.

Ведь МС-5Б образуется преимущественно в ритейле, а эта марка составлет 75-80 % рынка макулатуры, на остальные 12 марок приходится менее четверти рынка».

Алексей Кирилюк, АО «БФ «Коммунар»: «Их примеру хотят последовать другие сети, они прорабатывают такую возможность, и это очень негативно скажется на отрасли.

Высокая цена — это даже не главное. Главное то, что заготовители не заставляют покупателя приобретать товар по заранее фиксированной цене, а «Магнит» делает именно это, и несмотря на падение цен на рынке (а они объективно упали с мая) победитель тендера обязан забирать указанные в контракте объемы даже себе в убыток, иное влечет за собой штрафные санкции.

Если сборщики реально оказывают услугу, то сети взвинчивают цену на товар по сути с нулевой (для них) стоимостью и пытаются перехватить на себя, отобрав у сборщиков, всю технологическую цепочку и всю доходность этого бизнеса».

Отжав бизнес у заготовителей, ритейл способен разрушить ЦБП

Итак, предположим, что ритейл, правящий миром, окончательно отжал у заготовителей их бизнес. Ну, не весь, а только сбор отходов от ритейла.

При такой сузившейся «кормовой базе» кто-то из заготовителей разорится, кто-то останется, но вряд ли можно говорить о развитии этого бизнеса, который, в свою очередь, обеспечивает «пищей» следующий уровень в этой трофической цепи — целлюлозно-бумажную промышленность. Следовательно, она тоже развиваться не будет.

Жан Кудайбергенов, ООО «ТД «Формат»: «Введено большое количество мощностей по производству тарного картона, и вся эта ситуация грозит предприятиям недозагрузом.

Нужно готовиться к худшему и уже сегодня предпринимать какие-то действия, чтобы подложить себе подушку на завтра.

Нас ждет кризис ликвидности, который переживут не все компании, серьезное обновление рынка. Это объективная реальность.

«Некоторые торговые сети стремятся чрезмерно заработать на макулатуре. Если они окажутся в большинстве, у нашей отрасли будут большие проблемы»

На месте поставщиков я бы задумался о будущей платежеспособности контрагентов и среди них отсортировал бы тех, кто за последние годы провел хотя бы какую-то модернизацию. Исходя из этого строил бы свою дальнейшую политику».

Пострадает ЦБП — пострадает вся экономика страны: ведь гофроупаковка нужна всем. Кризис отрасли приведет к удорожанию ее продукции, в том числе и для ритейла, и потребитель ответит своим карманом за очередной виток обычной российской недальновидности.

Возможен ли хэппи-энд?

Впрочем, не все разделяют столь мрачный взгляд на вещи. Многие видят для себя и для отрасли тот или иной выход из ситуации.

Дмитрий Подневич, ООО «Николь-Пак»: «Бороться с инициативой «Магнита» нет смысла, рано или поздно они сами придут к тому, что нужно придерживаться рыночных цен, а не ставить себя вне рынка.

К тому же работа со множеством мелких компаний гораздо более трудозатратна и подвержена рискам, чем работа с проверенными крупными покупателями. Они неизбежно вернутся на рынок, и чем раньше это произойдет, тем будет лучше для всех».

Андрей Басси, АО «Кнауф Петроборд»: «Пробуем закупать макулатуру в Европе. По результатам первых поставок сможем сказать о качестве данного сырья».

Алексей Недашковский, Ассоциация развития экологической промышленности «Вторичные ресурсы»: «Если сетевики непременно хотят самостоятельно продавать свою макулатуру, они могли бы передать ПЗП обязанности по транспортированию и обработке макулатуры, и эти обязанности заготовители выполняли бы на своей территории профессионально, безопасно и с полным на то юридическим правом».

Анатолий Тонков, ГП «ПЦБК»: «Некоторые торговые сети стремятся чрезмерно заработать на макулатуре, что негативно сказывается на сфере ее переработки.

Если они окажутся в большинстве, у нашей отрасли будут большие проблемы».

Ольга Шевелева, специально для gofro.expert

Редакция gofro.expert направила компании «Магнит» письмо с просьбой прокомментировать факты, изложенные в статье.