Как успешно работать в сегодняшних условиях экономики и рынка

 

Наталья Пинягина, Директор по связям с государственными органами, Архангельский ЦБККонференция Института Адама Смита «Целлюлозно-бумажная промышленность России и СНГ» в Москве

Опубликовано ГофроКартонная Индустрия 23 ноября 2016 г.

Конференция «Целлюлозно-бумажная промышленности в России и СНГ»  (23-24 ноября 2016 г. в Москве). Выступает Наталья Пинягина, директор по связям с государственными органами, Архангельский ЦБК.

— Хочу поприветствовать коллег, друзей, с которыми мы здесь встречаемся, — не именно здесь, а на конференциях Адама Смита вот уже на протяжении около двадцати лет, наверное. Я с огромным удовольствием послушала предыдущий доклад, это действительно конкретные шаги, которые, к сожалению, недостаточны для повышения конкурентоспособности российской продукции, лесного комплекса, и слабо отражены в проекте стратегии развития лесного комплекса, который сейчас формируют уважаемые консалтинговые фирмы.

Наталья Пинягина, директор по связям с государственными органами, Архангельский ЦБК.

К сожалению, сегодня нам не дали возможность задать вопросы, прокомментировать из зала, хотя у меня вопросов накопилось очень много. Там провозгласили, собственно, главные концепции — удовлетворение спроса быстрорастущих рынков, зарубежных рынков, прежде всего это Азия, Китай. Но у вас вроде бы другие целевые установки: повышение ВВП, создание высокопроизводительных рабочих мест в России, повышение доли российской продукции, в том числе на традиционных рынках. Поэтому Европа, повышение конкурентоспособности российской продукции на комбинатах на европейской части России вообще не рассматривается.

Так позвольте, у нас самые крупные целлюлозно-бумажные предприятия, лесопильные, деревообрабатывающие комбинаты в европейской части, ориентированные как на внутренний рынок, так и на традиционные европейские рынки, средиземноморские рынки. Я приведу пример. Наша группа компаний объединила три старых лесозавода в Архангельской области, мы полностью их переоборудовали, внедрили самые прогрессивные технологии, по материалу они стали одними из лучших в Европе, и мы резко повысили долю российской лесопродукции, беленой продукции в Европе.

Почему бы нам не идти этим путем? Не повышать конкурентоспособность целлюлозы, продукции, картона, бумаги, изделий и не увеличивать долю на европейском рынке? Поэтому я считаю, что именно этот путь более магистральный, действительно отвечает целям и задачам стратегии. А не быть сырьевым придатком Китая, извините меня. В этом случае сегодня тоже говорили о такой форме развития и повышения эффективности  лесного комплекса, как ТОРы — территория опережающего развития. Но ТОРы, они ведь применимы только к моногородам, очень ограничены территорией. У нас многие компании — это вертикально интегрированные структуры, предприятия, которые расположены даже в разных субъектах федерации, поэтому мне сегодня хотелось вам представить наш взгляд на более эффективную форму интеграции, это как раз лесопромышленные кластеры.

Идея создания лесопромышленного кластера нам пришла, когда мы совместно с группой «ЛИМ» разрабатывали стратегию развития лесного комплекса Архангельской области. Мы увидели, когда увеличивались кризисные явления, резко упали инвестиции в развитие отраслей лесного комплекса, особенно в лесозаготовках, стагнировала вообще заготовительная деятельность, из расчетной группы лесосеки, равной 23 млн кубометров, заготавливается только 11. Как видите, полная стагнация. Резко упало строительство транспортной инфраструктуры, лесовозных дорог, это не дает возможности осваивать лесосырьевые базы.

Когда в рамках стратегии мы сделали сырьевой баланс потребления необработанной древесины, оказалось, что дефицит лесообеспечения перерабатывающих предприятий равен около 4 млн кубометров древесины в Архангельской области. И действительно под угрозой оказались наши перспективные проекты развития Архангельского ЦБК, лесозавода, а также иных предприятий Архангельской области — Архангельского фанерного комбината, многих предприятий по производству деревянных домов, других перерабатывающих предприятий области. В этой связи мы провели диагностику, как обычно, сделали слот-анализ. В Архангельской области есть все условия для интеграции как раз техпредприятий, на которые влияют эти проблемы и вызовы. У нас удачное географическое расположение, это близость европейских рынков, незамерзающий порт с хорошо развитым ледокольным флотом.

Это очень длинный инвестиционный опыт, потому что Архангельский ЦБК, начиная с 1998 года по 2016-й, вложил в модернизацию и строительство новых мощностей более 28 млрд рублей. Это хорошая репутация продукции Архангельского ЦБК и других предприятий, о чем я говорила, длительная контрактная хорошая дисциплина, благоприятная кредитная история. Это наличие в области техникумов отраслевых, ВУЗа, это наличие в Архангельской области трех научно-исследовательских институтов. Действительно многолетний опыт разработки новых продуктов, потому что даже открыта кафедра по организации целлюлозного производства, исследованию новых видов, технологий.

К тому же ряд проблем уже затормозили развитие не только Архангельского ЦБК, но и всех остальных лесоперерабатывающих предприятий, и в первую очередь это лесообеспечение. Настолько сейчас жуткая конкуренция за участки лесфонда, что начинается, по-моему, уже новый этап корпоративных воен. В чем причина плохого обеспечения? Конечно, это транспортная инфраструктура, вдоль существующих транспортных магистралей и железнодорожных, автомобильных лес вырублен. Несмотря на наши попытки финансирования строительства лесовозных дорог, мы не в состоянии осилить столь крупные проекты. Неясный статус автомобильных дорог, то есть невозможность приоритетного доступа к новым лесосырьевым ресурсам не дает возможность вкладывать туда деньги. Это, конечно, и отсутствие инфраструктуры, недостаточное финансирование разработки инновационных технологий новых видов продукции, несбалансированная образовательная программа с профессиональными стандартами… Не буду здесь больше ваше внимание отвлекать — всем проблемы как на региональном, так и на федеральном уровне известны.

В этой связи мы с коллегами в Архангельской области, с партнерами как лесоперерабатывающих предприятий, так и с лесозаготовительных, и не только входящих в сферу интересов компании «Титан» Архангельского ЦБК, а также с партнерами научной сферы, образовательных организаций, транспортной инфраструктуры собрались и стали обдумывать, как нам вместе решить эти проблемы, устранить все эти “тормозы”, вызовы, ограничения. Наиболее приемлемой формой является все-таки, как мы посмотрели, территориальные лесопромышленные кластеры.

Еще до решения государственных органов поддержать территориальные лесопромышленные кластеры мы собрались, учредили нашу структуру, не надеясь, прямо скажем, на господдержку, потому что мы представляли — совместно финансируя решение всех проблем, развивая транспортную инфраструктуру, совместно вкладывая в улучшение лесовосстановления, лесоустройства, финансируя подготовку кадров, мы эти проблемы быстрее и лучше решим. И одновременно 5 мая вышло постановление правительства о поддержке лесопромышленных территориальных кластеров, где как раз расписаны все условия и правила создания лесопромышленных кластеров и условия господдержки. Поскольку кластер был создан распоряжением губернатора Архангельской области, мы постарались, чтобы наша структура и все технологические цепочки между предприятиями соответствовали требованиям этого постановления.

Была создана ассоциация, управляющая компаниями лесопромышленного кластера, учредителями которой должны были быть более половины участников кластера. А в кластер вошло 304 участника. Это предприятия и лесосырьевой сферы, и предприятия по производству конечной продукции, наши НИИ, образовательные учреждения, предприятия технологическо-транспортной инфраструктуры. И важнейшее требование государства к кластерам — это формирование технологических цепочек в промышленной сфере, причем кооперация между всеми участниками кластера должна превышать 50%. Прямо скажем, непросто было выполнить это требование, тем не менее мы отобрали участников кластера, с некоторыми пришлось расстаться, и у нас общий объем, индекс кооперации оказался около 70%.

Также было такое требование государства, чтобы наше объединение признать кластером, подлежащим господдержке, как локализация всех предприятий в рамках одного субъекта федерации или двух смежных, но сейчас это ограничение снято, после поправок 779 постановления возможно создавать кластеры, если предприятия находятся в разных субъектах федерации, не граничащих друг с другом. Это намного облегчает, действительно, создание кластерных проектов.

Перед тем как заявить о себе и подать документы о признании нас территориальным промышленным кластером и внесении нашего кластера в федеральный реестр, разработали программу развития. Это требования, обязательные требования государства. Здесь программа, помимо  таких классических разделов, как цели, задачи, приоритетные направления, включает комплекс совместных кластерных проектов. Чем именно кластер отличается и его проекты? Должны быть совместные проекты нескольких участников кластера, как раз по решению проблем развития транспортной инфраструктуры, энергетической, социальной, это улучшение подготовки кадров. Мы определили узкие места, разработали проекты, прежде всего отобрали те, которые расширяют эти узкие места. После этого выходит 41 постановление правительства уже о финансировании совместных кластерных проектов.

Есть прямое финансирование организационно-методической работы, субсидирование процентных банковских ставок по кредитам на приобретение оборудования, развитие инфраструктуры. В рамках нашей программы мы уже такие проекты разработали. Это развитие деревянного домостроения, развитие новых технологий, строительство многоквартирных многоэтажных домов для сотрудников, участников кластера прежде всего Архангельского ЦБК, когда Архангельский ЦБК за свой счет строит именно деревянные дома многоквартирные, потом предоставляет ссуды молодым семьям, помогает решить жилищные проблемы. Это также помогает реализовывать программу жилья в Архангельской области. Это большой импульс для развития деревянного домостроения.

Один из совместных проектов посвящен улучшению лесообеспечения. Здесь прежде всего мы решили вместе начать с правильной инвентаризации лесов и лесоустройства. В мае этого года мы ездили смотреть опытные хозяйства и по лесовосстановлению, и по дорожному строительству. Нас впечатлила технология инвентаризации лесов и лесоустройства, сейчас ведем переговоры, чтобы этот проект заказать и осуществить. Кроме того мы, собственно, разработали проект по созданию крупного питомника, свиноводческого центра. Причем все конструкции раньше приходили, закупались по импорту, а сейчас мы нашли ряд предприятий в Архангельской области, которые делали парники для сельского хозяйства, а сейчас они способны полностью заместить импорт при формировании таких питомников. Мы решили максимально использовать отходы, древесные отходы и от деятельности Архангельского ЦБК. Разработали технологии получения гранулированной древесной золы и на этой основе органических удобрений. Есть уже предварительные большие заказы как в лесном хозяйстве, так и  сельскохозяйственных предприятий.

Есть еще много-много проектов, я сейчас не буду останавливаться на всех, в программу вошло порядка 20 совместных кластерных проектов. Целый ряд проектов могут финансироваться по уже существующим программам. Мы сделали подробную инвентаризацию всех программ и поняли, что можем привлечь порядка миллиарда именно из того, что уже предоставляется государству.

Сначала мы решили обкатать эту процедуру, потому что помимо того, что мы представили все документы, нас признали состоявшимся промышленным кластером и внесли в федеральный реестр, финансирование конкретных проектов производится именно на счет инициатора проекта, на счет предприятия. Подается отдельная заявка на финансирование совместного кластерного проекта, его рассматривает комиссия и тогда принимает решение, имеет смысл финансировать или нет. Нам представители Минпромторга, когда мы подавали проекты на несколько сот миллионов рублей, говорили — что с вами связываться, давайте нам миллиардный проект. Вы помогите нам защитить это направление и поработать с Минфином, чтобы мы включили в бюджет существенные суммы.

Мы решили сначала скромно заявить о себе, но тем не менее нас все время мотивируют, чтобы мы действительно подали заявки на крупные проекты. Все зависит от нас, от возможности хорошего глубокого обоснования необходимости такой кластерной поддержки. Вот итоговые цифры. Как я говорила, кластерный подход — это великолепный инструмент развития региональной экономики, потому что он позволяет развиваться не только всем предприятиям территориального лесного комплекса, а не одной вертикально-интегрированной структуре, но и дает возможность  развития и транспортной инфраструктуры, и социальной инфраструктуры, образования, научной сферы, поэтому синергетический эффект получается очень солидный. Мы считаем, что правильный путь выбрали, ряд проектов уже прошел экспертизу Минпромторга для финансирования, я готова на следующей конференции рассказать об успешной реализации наших подготовленных проектов. Спасибо!    

www.Gofro.Expert