Ассоциация УкрПапир. 2015 год. Итоги работы ЦБП

Эдуард Литвак, исполнительный директор Ассоциации Укрпапир, Ирина Колчина, ведущий эксперт, зам. Исп. Директора Укрпапир.

 

Таблица №1 Производство ящиков из гофрокартона по месяцям 2015 р., тыс. м²

Таблица №2 Итог работы предприятий — производителей картонно-бумажной продукции в Украине за январь — декабрь 2015

Зйомка на весь екран 10.02.2016 180438.bmpИрина Колчина, заместитель исполнительного директора Ассоциации “УкрПапир”:

— Сказать, что мы провалились основательно, нельзя, потому что объемы по бумаге и картону у нас составили 91 % к прошлому году, то есть потеряли 9 %. Хотя, если смотреть по отдельным предприятиям, лучше даже сказать, по отдельным видам, то там снижение большое. Особенно это касается Корюковской фабрики технических бумаг, где объем производства упал до 45 % в сравнении с прошлым годом, но это связано прежде всего с поставкой обоев в Российскую Федерацию.

— То есть они снизили производство обоев?

— Они снизили производство обоев, и Украина потеряла 50 % производства. И поставки в Россию, по данным за 11 месяцев, снизились до 33 тыс. т. Что составляет к общей потере экспорта около 90 %. За 11 месяцев текущего года. Данные за год будут только в конце февраля. Раньше в Россию экспортировалось. Когда в прошлом году уже было небольшое снижение, за 11 месяцев экспортировали 59 тыс. т обоев, а в этом году 25 с хвостиком.  То есть падение составило 33,6. То же самое произошло по туалетной бумаге в Российскую Федерацию. Здесь падение производства не такое значительное, но есть 13 % снижения производства.  

— Падение туалетной бумаги или основы?

— Про основы не говорим. Мы говорим по туалетной бумаге по одному производству. Киевский КПК, здесь 87 %. И в целом по Украине 87 %к прошлому году. По экспорту мы потеряли… 82 % — это шло в Россию.

— Экспорт туалетной или…

— Это туалетная бумага. Если было 12 тыс. т, которые мы экспортировали, то сейчас это 8,6 за 11 месяцев. То есть 3,7 тыс. т здесь потеряли. В целом импорт картонно-бумажной продукции по Украине  сократился на 119 тысяч тонн.

— Что это значит? Импорт в Украину?

— Импорт в Украину. И то же самое экспорт.

— И экспорт сократился, и импорт…

— Естественно, потому что экспорт — это и обои, и все виды продукции. Именно общий экспорт из Украины за счет того, что в Россию поставки приостановились.

— Но все-таки в Россию экспорт идет?

— Да, конечно. Экспорт в Россию за 11 месяцев 2015 года составил 206 тысяч тонн продукции ЦБП.

— Это что в основном?

— И обои, и туалетная бумага, и картоны, тетрапаковские позиции, там где-то свыше 50 тысяч тонн.

— Но я так понял, что в начале года все было получше, чем в конце?

— Трудно сказать. Общая картина за 11 месяцев — снижение экспорта составляет 77 тысяч тонн.

— А динамика по году?

— Динамика, конечно, падает в последнее время.

— По России?

— Конечно, по России. Что касается сырьевых ресурсов, то у нас идет сокращение импорта макулатуры. Из России за 11 месяцев объем ввоза макулатуры сократился на 42 тысячи тонн. Хотя, в общем импорт макулатуры у нас возрос, покрываем за счет других поставщиков.

— Откуда макулатура сейчас?

— Она идет из Польши, Венгрии, Румынии, Латвии. А из России, если за 11 месяцев 2014 года мы ввезли около 212 тысяч тонн, то сейчас где-то 170 тысяч. 42 тысячи тонн минусом идет.  Дальше картина будет усугубляться, потому что с 12 декабря вышло постановление №1372 о введении временного запрета на вывоз макулатуры из Российской Федерации. И этот запрет будет действовать до 18 апреля. Но по информации главных игроков задел пока что есть. И если посмотреть на ввоз макулатуры за 11 месяцев, то он превышает импорт за 11 месяцев 2014 года. При том, что сократили объем на 42 тысячи тонн из Российской Федерации.

— Все-таки макулатуры больше завезли.

— Да, завезли больше. Значит, какой-то задел есть на период этого всего. Как будет дальше — жизнь покажет.

— А как картон, гофрокартон?

— Картон и гофрокартон, картонная тара у нас идет на уровне 95 %. Изменение соизмеримо с падением общего производства. По ящикам падение составляет 15 %. Но везде же производство падает.

— Какие самые значительные события произошли на рынке в прошлом году?

— Каких-то глобальных событий я не видела.

— Сколько лет уже идет снижение?

— Снижение не идет годами, мы все-таки имели небольшой рост 2014 и 2015 года. Снижение не такое катастрофическое.

— То есть катастрофы на рынке не видно?

— Ну, катастрофа, наверное, есть везде.

— Пока все работают…

— Работают по мере возможностей. У нас катастрофа только Жидачевский целлюлозно-бумажный комбинат.

— Что там?

— С осени 2014 года фактически стоит и не производит продукцию. Но это связано с владельцем. Небольшие отклонения имеет Измаильский комбинат.

— Измаильский бумагу и картон производит?

— Он производит  тарный картон, но работает в пределах 60 % к прошлому году. Он делает тару и картон для своего же производства. И делает это на уровне 61—62 %. А так — тетрадники вроде бы работают ничего, кто имеет небольшое снижение, а кто имеет и рост приличный. Но в целом по Украине составляет 100 %, 100,8% к прошлому году.

— Это тетради?

— Да. По остальным позициям… Большое падение — только обои.

— А как вы сейчас считаете? Донецкая и Луганская области…

— Нет, Луганская область, Рубежанский картонно-бумажный комбинат находится на нашей территории, неоккупированной. И он информацию передает. “Донецк-Вторма” передавал несколько периодов информацию, а сейчас не учитывается. Ни Донецк, ни Крым. По ящикам как одному из главнейших наших производств —  85,3. Хотя показатель изменится, потому что это предварительные итоги, они идут без учета малых предприятий.  В июне цифра всегда изменяется, в июне 2016-го.

— В июне уже будет полная информация?

— В июне уже будет полная информация с учетом малых предприятий. Если по таре 10 крупных предприятий, то там их 100. Те, которые перерабатывают.

— Переработка гофрокартона?

— Высечку делают.

— Какую часть гофрокартона они перерабатывают?

— Где-то 550 тысяч тонн производится, львиная доля идет на экспорт, а то мелочевка.

— Львиная доля — основные переработки. Мелочевка — 10—20 %?

—  Наверное. Основные игроки — это… Понинковская бумажная фабрика усиленно работает и производит транспортную тару.  Уже отчитались, почти 63 млн м² вместе с листом. В прошлом году это составляло 35 млн тонн. То есть они выросли. Они делают  тарный картон, а из него тару.

— И они же делают картон для плоских слоев?

— Да, и они делают оберточную бумагу. Небольшой объем, полторы тысячи тонн. Немножко возобновилась работа на “Кронексе”. Сейчас это называется “Кронекс-Харьков”.  Проблемы есть по Миропольской фабрике, насколько я слышала, но у нас нет данных.

— То есть у них уменьшились объемы производства?

— Они долгий период стояли. У нас нулевая оценка. Если раньше около 3—4 тысяч делали, то сейчас информации нет. Днепропетровская бумажная фабрика с иностранными инвестициями сейчас переоформилась и работает как Общество “Бумажная фабрика”. Они прекратили производство тетрадей, теперь делают основу сангигиены, туалетную бумагу, выпускают тарный гофрокартон, тарные картоны. Где-то в пределах 14 тысяч тонн за год. Но уже не делают  офсет. Ни одной тонны за прошлый год.

— Я так понял, в Украине уже нет писчих бумаг, типографских?

— Нет, есть небольшие количества. В Украине около 3 тысяч тонн. Коростышев и “Кронекс”. Но это так называемая газетная бумага. Коростышев делает писчепечатные бумаги, для письма, как они называют. То же самое делает “Кронекс” для печати.

— Это из макулатуры или чисто целлюлозное?

— Скорее всего с добавлением каким-то, они не делают из чистой целлюлозы. По крайней мере, оно у них считается писчепечатным. 4,8 тысяч тонн — уровень прошлого года.

— В общем, пока все оптимистично.

— Мы всегда должны смотреть оптимистично. Если человек не верит, то он уже все… Мы с надеждой смотрим, потому что переживали и более трудные периоды. Когда были 1993—1996 годы,  объемы по производству вообще скатились до 400 тысяч тонн. То сейчас все-таки 800 тисяч тонн.

— Максимум у нас когда был?

— Минимум был 400 тисяч тонн в 2000 году. Максимально было в 2011 году — 951,5.

— До миллиона мы не дотянули.

— Ой, в 2013 году было 966.

Зйомка на весь екран 10.02.2016 180712.bmpЭдуард Литвак, исполнительный директор Ассоциации “УкрПапир”:

— У нас выходит так, что около миллиона бумаги и картона производится, а где-то порядка 500 тысяч тонн экспортируется за пределы. И ввозится тоже миллион. Но теперь, если посмотреть в разрезе ассортимента, то ввозится та продукция, которая практически не производится в Украине. Это в основном мелованные бумаги, офсетная бумага, офисная бумага, которая производится в небольшом количестве. Но зато по таким видам, как, допустим, тароупаковочная, сангигиена, обои, тетради, потребность рынка удовлетворяется украинской продукцией где-то порядка 98 %.

Ирина Анатольевна рассказала, что сегодня происходит по итогам года, как работала отрасль, какие проблемы, с чем сталкиваются наши предприятия. Я хочу еще немножно добавить другое. У нас сегодня в стране общая ситуация довольно напряженная, падает покупательная способность населения, жизненный уровень,  невероятный рост тарифов жилищно-коммунального хозяйства и так далее. Каким образом можна избежать этой ситуации? Нужно развивать собственную экономику. Всячески содействовать развитию предприятий реального сектора экономики.

К большому сожалению, это не наблюдается. Создается впечатление, что в стране есть две проблемы, над которыми работает наша власть. Первое — добиться условий безвизового режима для въезда в Европу, и второе — борьба з коррупцией. Два направления, о которых постоянно говорят. Причем по борьбе с коррупцией уже создали столько различных структур.

— Так это сейчас самый лучший бизнес, борьба с коррупцией…

— Насколько эффективно работают или не работают эти структуры, сказать пока нельзя. Это два момента. А вы где-то слышали, чтобы Яценюк говорил о планах правительства по созданию рабочих мест, по развитию промышленного сектора? О чем мы говорим, если в Украине есть Министерство аграрной политики, а промышленной политикой занимается Министерство экономразвития и торговли в департаменте развития, управления, где сидит, по-моему, четыре человека. Четыре девочки, которые курируют и химическую промышленность, и металлургию, и машиностроение, и все остальное.

— А что правительство может сделать?

— А что делают правительства в других странах? Создают условия для развития экономики.

— У сейчас нет условий для того, чтобы развивалась экономика?

— А почему к нам инвесторы не идут?

— Инвесторы боятся вкладывать сюда деньги.

— У них огромные риски вкладывания инвестиций в промышленные предприятия. Что творится? Опять возвращаемся к системе отжима предприятий, рейдерских  наездов… У нас есть Миропольская бумажная фабрика в Житомирской области. Малюсенькая фабрика, производила незначительное количество бумаги. Когда-то это была и обойная, и бумага для рисования. Ее захватили. Казалось бы, ну что там такого интересного? И до сих пор эту фабрику будоражит — она то работает, то не работает. Большую часть не работает. Кому это нужно?

Тепер касательно того, с чем можна связать такие результаты пока еще не смертельного пике, в котором находится наша отрасль. Снижение на 15 %в натуральном выражении объема выпуска бумаги, картона, ящиков. В сравнении с падением объема выпуска товарного производства наших смежников, которые пользуются нашей продукцией. 80 %вторупаковки идет на пищевую промышленность.

— А какая там ситуация?

— Там падение идет уже порядка 35 %. А вы посмотрите, что делается в магазинах. Если раньше было больше пищевой продукции в индивидуальной упаковке, то сегодня в основном в групповой упаковке. Используются более дешевые виды упаковки, пленки и так далее. Снижаются объемы потребления пищевой продукции — раз, покупательская способность населения падает — два, все это отражается в конечном итоге на объемах заказов картонно-бумажной продукции.

Что делает правительство? Уже четвертый раз мы выступаем против принятия закона, который предлагает установить предприятиям сбор с производителей упаковочных материалов. Для чего? Для того чтобы создать, построить на территории Украины мусоросжигающие заводы. С одной стороны,  экологическая проблема у нас достаточно напряженная, полигоны твердых бытовых отходов перегружены. С этим надо что-то делать. И действительно одним из направлений этой работы является построение мусоросжигающих заводов, которые будут, подчеркиваю, перерабатывать твердые бытовые отходы в другие виды.

Что такое переработка? Это переход из одного состояния в другое. После сортирования твердые бытовые отходы сжигаются и получается электроэнергия, теплоэнергия, идущая на потребление тех же городов, мегаполисов. С другой стороны, почему строительство заводов, а это, по сути, индивидуальный бизнес, хотят осуществлять за счет предприятий, производящих упаковку?

— А что, есть уже такое постановление?

— Мы уже четвертый раз отбиваем его.

— А сколько они хотят брать с предприятий?

— Хотят брать… Первоначально была установлена такса. Буду говорить о производителе упаковки из бумаги и картона. Там была такса 35 копеек с килограмма выпущенной продукции. Производится только ящиков 600 тысяч тонн. Посчитайте, сколько это будет. Это миллионы гривен. И сегодня они уже этот показатель с 35 копеек увеличили до 1 гривны 72 копеек.

— То есть это постановление лежит, они хотят его принимать…

— Оно находится в Верховной Раде, уже зарегистрированное. И каждый раз практически с одним и тем же текстом в одной и той же редакции пытаются пропихнуть этот закон. Вот была в конце прошлого года очередная попытка новой группы авторов, но они вообще не представляют, о чем идет речь.

Покажу на примере упаковки из бумаги и картона: собрать 1 гривну 72 копейки с наших предприятий-производителей. К чему это приведет? Первое, сегодня предприятия, работающие на минимальном уровне рентабельности, упадут ниже черты рентабельности, они станут убыточними. Эти предприятия частные. Никто не будет производить продукцию себе в убыток. Остановится производство.

А эти 800 тысяч тонн макулатуры, которые сегодня перерабатывают предприятия, кто будет их использовать? Кроме бумажных предприятий, макулатуру больше никто не перерабатывает. И вот предприятия, которые производят упаковку, которые утилизируют эту макулатуру, то есть используют ее в качестве вторичного сырья, наша власть хочет еще обложить дополнительным налогом или сбором, как угодно его называй, от этого суть не изменится, деньги будут забраны.

За рубежом вопрос сбора, сортировки, утилизации, переработки твердых бытовых отходов является очень прибыльным бизнесом. Там компании, фирмы борются за право заниматься этим в городах. У нас хотят создать за счет кого-то. Построят эти заводы. Сегодня уже два завода в Киеве построили. И как они работают? В лучшем случае на уровне 50 %. А почему? Потому что никто ими не хочет заниматься. Все кинулись — давайте будем строить новые заводы. Для того, чтобы взять и раздерибанить деньги.

— Мощности наших мусоросжигающих заводов не загружены?

— Не загружены, насколько я владею информацией. Такая ситуация в целом. Это один из ярких примеров того, как наша власть относится к предприятиям реального сектора экономики.

— Мне американец написал, что уже с 140-го или 130-го места Украина на 86-е по индексу doing business, по легкости ведения бизнеса вышла.

— Я не исключаю, что это за счет принципа “единого окна” регистрации и всего остального. А вообще… Когда был принят бюджет 2016 года? 25 декабря, накануне нового года. Что мы там нового увидели? Как сегодня в основном себя малый и средний бизнес чувствует? Очень неуверенно.

Посмотрите на ситуацию с финансовой политикой. Что делает Нацбанк, пытаясь сохранить курс гривны по отношению к доллару? Какие меры предпринимает? Ездит по всему миру с протянутой рукой — дайте денег. А это ж когда-то кончится, надо будет деньги отдавать. Кто будет их отдавать? Ситуация по целлюлозно-бумажной промышленности не критичная, хотя критериев, которые содействовали бы ухудшению обстановки, — хватает.

— Что вы видите в следующем году?

— Отношения Украина — Россия. Идут военные действия на востоке. Давайте в конце концов кто-то, президент, возьмет на себя всю ответственность за происходящее. У нас Минские соглашения только ленивый не критикует. Может, есть какие-то условия, о которых мы не знаем. Доходит до того, что Россия устанавливает эмбарго на поставку сюда каких-либо товаров, закрывает свой рынок для украинских товаров, Украина в ответ делает то же самое. Закрывает их импорт, ограничивает свой экспорт. Начинается игра. Но когда-то это закончится? Это ж страна, в которой 42 млн жителей. На той стороне дуристика полная, ОБСЕ ездит и ничего не говорит… Что происходит? Какая в этих условиях экономика? И — Киев. Вы посмотрите, какое количество машин. Какие рестораны полные. У нас война или не война?

— Что дальше?

— В этому году я разговаривал уже со многими директорами. Каждое предприятие строит какие-то планы и ставит амбициозные задачи  на текущий 2016 год. Никто из директоров не собирается планировать себе показатели меньше, чем были в 2015 году. Ставят, наоборот, с увеличением — кто 5-процентным, кто меньше. Надеятся на лучшее. Оптимизм есть. Бумага всегда, при любых обстоятельствах, а мы переживали и 1996—1997-е, и 2008 год, является товаром высоколиквидным. Или изделия из бумаги и картона.

Так случилось, что предприятия бумажной промышленности сегодня в Украине в основном вырабатывают или тароупаковочные материалы, или бумажную сангигиену. Но она тоже нужна. На это не расходуются валютные средства, производится своя продукция, это рабочие места, отчисления в бюджет государства. Надеюсь, наши предприятия продолжат и дальше работать, не снижая темпов, чтобы 2016 год как высокосный был не хуже по показателям, нежели 2015 год.

записали Игорь Ткаленко и Константин Шабуневич, GKImagazine.com