Глеб Газукин, BOBST : “Сегодня машина должна зарабатывать деньги, а не просто производить коробки… ”

 

— Мы в новом офисе компании Bobst. Вот, вы видите, — Глеб Газукин генеральный директор BOBST Россия. Я вам покажу, чем он занимается. Он не только пьет чай… Что ты смотришь на этом айфоне?

— На этом айфоне я могу, например, видеть, как сейчас работает одна из установленных машин Bobst.

— А что за машина?

— Это машина Bobst FFG 8.20. Мы видим, например, что за последние 24 часа она сделала 232 тысячи коробок.

— Это секрет, где она стоит?

— Ну я не хочу, это чужие данные… Но я могу просто сказать, что этот клиент делает и 300 тысяч коробок в 24 часа. Это одна из российских компаний. Более того, они сейчас стали номер один в Европе по количеству выпущенных коробок в открытый час — есть такой термин. Мы собираем со всех машин данные, с этими данными работаем и… нам интересно, насколько клиент не то, что удовлетворен, а сколько он производит с машины в единицу времени. Мы заодно можем посмотреть: кто-то находится в лидерах, у кого-то, может быть, что-то не получается, мы ему можем помочь. А также помочь немного, показав, как можно работать лучше, на чужих примерах.

— То есть вы делаете рейтинг?

— Да, мы делаем рейтинг. Идея такой машины, мы говорим о машине BOBST FFG 8.20 EXPERТ, была придумана нашими коллегами из Америки, из Bobst США. Клиент получает в каждом месяце квартале, это неважно, информацию о том, на каком месте он находится относительно других пользователей таких машин. То есть люди видят количество коробок в час, люди видят количество минут на заказ, средний заказ и так далее — какой у них, какой у других, но без имен, клиенты не знают, кто есть кто в рейтинге. Тем не менее, это интересно. Они к нам обращаются — помогите нам, мы им говорим — вам есть к чему стремиться, или вы номер один…

— А в чем особенность именно этой машины?

— Особенность BOBST FFG 8.20 в очень быстрых переналадках, в экономической эффективности либо на коротких тиражах, либо на изготовлении коробок, которые ранее было экономически невыгодно делать.

— Можно поподробнее?

— С низкой добавочной стоимостью. Простые коробки, так называемые brown box, четырехклапанные, на ней делать более выгодно, чем на всех машинах других производителей.

— То есть в один-два цвета?

— Да.

— Статистика простоев есть там?

— Все есть.  Там большие, большие таблицы…

—  По России уже есть участники этого рейтинга?

— В России у нас пока две инсталляции. Повторюсь, один из участников — это самая эффективная машина в Европе.

Рынок восстанавливается, несмотря на все коллизии

— Сколько машин участвуют в рейтинге?

— Много. Общая база инсталляций таких машин в мире уже около 90. В Европе я сейчас не скажу. Основная часть в Америке. В России уже в июне следующего года у нас будет четыре таких машины, и будет уже интересней. Но самое интересное, что управляющий компании в режиме онлайн, пока мы с тобой говорим, может посмотреть, как работает его машина. Вот сейчас она стоит четыре минуты 19 секунд.

Мы очень довольны тем, что только что установленная машина 8.20 опять попала в хорошие руки (приоткроем занавес АРХБУМ, г. Истра — ред. ). Мы делаем съем данных с машины. Например, у нас есть график такой — топ три лучших клиента, если мы оцениваем по скорости, по количеству коробок в час. Есть топ три не худших, а lоw, корректно назовем. Вот наш второй заказчик, он уже достиг вот этого значения. В течение короткого промежутка времени. И по многим показателям. Это будет еще один чемпион. Машина пришла в конце лета и сейчас еще две-три недели она работает под присмотром наших инженеров.

— Но по эффективности в троечку входит?

— Уже близка. Это поколение машин позволяет снимать очень много информации, работать уже с цифрами. То есть заказчик уже не покупает машину из-за того, что ему нужны  в ней какие-то фичи. Заказчик четко понимает — ему машина нужна для того, чтобы… даже не изготавливать коробки, его задача — заработать деньги в первую очередь. А оборудование — это инструмент.

— Как там новое поколение цифровых машин Bobst?

— Создан цифровой инкубатор, компания «Mouvent«, которая все делает с очень интересными решениями и подходом правильным. Больше, чем сказал Жан-Паскаль Бобст на семинаре FEFCO, я не скажуу

По итогам года… Год интересный, хороший. Я, наверное, мог бы сказать… постучать по дереву, что рынок восстанавливается, несмотря на все коллизии. У Bobst очень много интересных опять появляется решений, каждый год появляются решения.

И рад тому, что новые решения сейчас быстрее попадают на наш рынок, они быстрее востребованы нашими заказчиками, чем это было, например, 10—12 лет тому назад. Вот. Также рад тому, что очень хорошо бизнес идет и по гофре, и по плотному картону. И не может не радовать то, что заказчики сейчас начали проявлять интерес к высококачественной печати по гофре. Рынок позволяет заработать денег — это требование заказчиков наших заказчиков. Ну, у нас есть чем помочь.

Большой акцент, как всегда, на сервис, большой акцент на запчасти. Как ты знаешь, я сам бывший инженер по обслуживанию печатного оборудования. Знаю, что наши клиенты требовательные и им угодить сложно. Их требования все время растут, и мы должны этому соответствовать.

Мы набираем людей. Если из тех, кто посещает твой канал, есть люди, желающие поработать у нас, мы ищем инженеров в наш сервисный центр. Хороших, сильных, желающих работать в Bobst.

— Почему решили переехать в новый офис на метро Водный Стадион?

— Во-первых, мы переехали относительно недавно, в июле. Почему? Потому что здесь лучше условия для сотрудников в первую очередь. Современный и удобный офисный центр.            

 

записал Игорь Ткаленко, gofro.expert