В цехах J.S. Machine одновременно собирают восемь гофроагрегатов

— Мы в новом московском офисе представительства китайской компании по разработке и производству оборудования для целлюлозно-бумажной промышленности, изготовления бугорчатой тары, линий для производства гофрокартона и гофротары, а также оборудования для очистки сточных вод J.S. Machine. О работе компании на российском рынке рассказывает генеральный директор представительства в Москве Айцзэцзы Жэцзефу.

— 2017 год для J.S. Machine в России был очень успешным. У нашей компании большой прогресс в развитии гофрооборудования, созданы более “умные” гофроагрегаты. В основном мы изготавливали машины со скоростью производства 300 м/мин и выше. Продали около 80 агрегатов, все это — высокоскоростные пятислойные и семислойные линии. Открыли новые рынки сбыта в Эквадоре, Мексике, Аргентине и Чили. Много оборудования отправлено в Таиланд, где в конце прошлого года открылся новый завод с линией 300 м/мин. В бывших советских странах гофроагрегаты закупались в Украине и России.

Новый офис J.S. Machine в Москве

Все наши высокоскоростные машины укомплектованы так называемой DSC-системой. Это “умное” управление гофролинией, начиная от планирования заказа и заканчивая контролем качества гофролистов — весь процесс полностью автоматический. Компьютер сам следит за качеством гофрокартона,  увеличивает или уменьшает давление валов, объем клея, объем захвата бумаги на подогревателе, температуру валов, включает-выключает увлажнение.

Сегодня наши клиенты могут убедиться, что наши агрегаты ничем не хуже, чем  делают немцы, итальянцы или американцы. При этом у нас больше возможностей для настройки по сравнению с европейскими машинами. Например, в европейских на валу есть только две точки регулировки. А в наших — четыре или пять.

Работы очень много, завод забит заказами почти до конца года. В нашем цехе одновременно собираются восемь гофроагрегатов. Каждый месяц собираем 15-16 линий.

Бумагоделательное оборудование мы начали поставлять с 2012 года. За последние четыре-пять лет провели запуски линий в Омске и Нальчике. В этом году подписали с ними договора на повторную поставку БДМ. В Новосибирске ставим БДМ формата 2500 мм и одновременно делаем гофроагрегат такого же формата. Подписали контракт сразу на два вида оборудования: БДМ 2500 производительностью 100 т/сут и гофроагрегат 2500 мм со скоростью 300 м/мин. Получили предоплату и сейчас полным ходом производим оборудование.

Завод забит заказами почти до конца года. В нашем цехе одновременно собираются восемь гофроагрегатов. Каждый месяц собираем 15-16 линий.

Кроме того, в Павловском Посаде запущена уникальная БДМ формата 4200 мм номинальной производительностью 150 т/сут, но уже сейчас на ней производится 180 тонн. Запас мощности нашего оборудования позволяет поднять скорость еще выше. В конце прошлого года в Китае мы подписали договор о втором этапе поставки оборудования в Павловский Посад для модернизации бумагоделательной машины в картоноделательную. Скорость машины будет поднята до 550 м/мин, а производительность — до 350-400 т/сут.

Устанавливается вторая сетка, клеильные прессы, досушивающие части, каландры, автоматизированная система, а также второй поток изготовления массы.

— И почти в два раза увеличивается мощность?

— Да, просто нужно будет переставить двигатели. Мы изначально закладывали в оборудование возможность апгрейда с малыми затратами. В результате получится неплохая картоноделательная машина производительностью минимум 350 т/сут.

— Сколько Павлово-Посадскому комбинату нужно  лайнера и флютинга?

— На сегодняшний день они производят примерно 16 миллионов квадратных метров…

— …получается, это крупнейшее предприятие в России. Кто производит больше их?

— Таких, действительно, не очень много. Я разговаривал с руководителем предприятия Александром Кушниром, думаю, они нацелены быть если не первыми, то как минимум вторыми.

— То есть, если они производят 16 миллионов, им нужно…

— Они сейчас покрывают только половину своих потребностей в сырье. Если увеличат производительность, то смогут полностью себя обеспечивать. Хотя, если компания планирует развиваться дальше, докупать гофроагрегаты, то, возможно, не хватит и этого. У них сейчас два агрегата J.S. Machine, один трехслойный, другой пятислойный. Кстати, в Новосибирске мы подписали договор с компанией “Болотнинская гофротара” на первую поставку цифровой печатной машины.

— Не тот ли это «кубик”, который вы представляли в Шанхае?

— Да, именно Cube. Это цифровая печатная машина, которая печатает на гофрокартоне. Также в прошлом году у нас появились возможности по цифровой печати флексографской краской. Впрочем, это не совсем та флексографская краска, которая используется на флексопечатных машинах. Это краска на водной основе, но в ней большая степень размола микрочастиц, она очень тонкая.

—  Расскажите подробнее о новой машине для цифровой печати, которую у вас купили в Новосибирске?

— Представители “Болотнинской гофротары” заметили ее на дне открытых дверей по цифровой печати. После этого они предъявили нам достаточно много дополнительных требований и пожеланий, наши инженеры обсуждали все это несколько дней. В результате, пришли к общему знаменателю. Сначала мы компоновали машину так: допечатные узлы, секция лака, печатный узел, еще одна секция лака. Но во время испытаний первый “лак” пришлось убрать и заменить его на секцию разглаживания, которая с помощью высокой температуры выравнивает листы гофрокартона.

— То есть, нагревается сам лист и по теплому листу идет печать?

— Да, как раз над этим мы сейчас работаем и хотим это сделать первыми. Очень надеемся, что если все пойдет успешно, машина в Новосибирске будет запущена уже летом этого года.

— На ней есть цифровой слоттер?

— Слоттерную часть заказали производители из Турции, Новосибирску это пока не нужно, так как они высекают картон на горизонтальных прессах Bobst. Поэтому в их линии будет только секция разглаживания, четырехцветная печатная секция на основе флексографической краски, секция лакирования, укладки и транспортировки.

Всего в прошлом году в России мы подписали четыре договора по бумагоделательному оборудованию: Омск, Нальчик, Новосибирск и Павловский Посад. По гофрооборудованию — два договора, в Новосибирске и под Москвой. Руководство довольно нашей работой, говорит, экзамен сдали хорошо.

Очень надеюсь, что в этом году на дне открытых дверей сможем показать гофроагрегат с еще большей производственной скоростью.

В прошлом году в России мы подписали четыре договора по бумагоделательному оборудованию

— 450 метров в минуту?

— Пока не скажу…

— …ну хорошо. Потому что Джордж Миллс мне говорил, что его цель — 500.

— Безусловно, что максимальная скорость машины чем выше, тем лучше. Она дает возможность поднять ее среднюю рабочую скорость. Но если гофропресс работает со скоростью 500 метров в минуту, это не значит, что с такой скоростью будет работать вся линия. Просто это дает дополнительные возможности по выполнению заказа. Например, бывают короткие заказы продукции на 17-20 метров длины. В этом случае гофропресс работает долю секунды, после чего сразу перенастраивается на другие заказы. А этот заказ пока может находиться на накопительном мосту, и еще не дошло, например, до поперечной резки.

У нас есть новые разработки роботизированной системы, системы транспортировки, системы логистики рулонов и гофролистов. Кроме того, подключаем к работе роботов, уже давно работаем над этим вопросом.

— Это роботы-паллетайзеры или роботы-филлеры?

— Нет, это “обычные роботы”, “роботы из будущего”, “роботы без рельс”, которые сегодня уже кое-где обслуживают больницы, поликлиники, помогают по дому. На гофропроизводстве их можно широко использовать, например, для переноски грузов. На следующей выставке надеемся показать роботизированную тележку, благодаря которой роботам можно будет передоверить обработку и выполнение заказов. Например, считав штрих-код, робот сможет сам привезти со склада нужный рулон или стопку заготовок, присоединить к нужному гофроагрегату и так далее.

Записал Игорь Ткаленко, gofro.expert