Ханс-Юрген Бамюллер: «Мои люди действуют так, как будто это их собственный бизнес”

Памяти Ханса-Юргена Бамюллера

Несколько дней назад я нашел в своем архиве интервью с Хансом-Юргеном Бамюллером, которое я когда-то переводил с немецкого (интервью брал Дэн Брантон). Еще при жизни он был легендой мировой гофрокартонной индустрии. Мало кто знает, что его папа Вильгельм придумал поперечную резку для гофроагрегата. Но сегодня рассказ г-на Бамюлера стал лично для меня уроком мудрости, скромности и наставничества. Это удивительная глава, которая навсегда вошла в историю нашей отрасли. Bahmueller  — имя, без которого невозможно представить себе мировую гофрокартонную  индустрию. В память о великом человеке, я публикую эту статью.

Ваш Игорь Ткаленко

media.media.a503fe2e-db40-452c-aa9d-3ae29c410266.normalized
Ханс-Юрген Бамюллер

Наш разговор с Хансом-Юргеном Бамюллером (Hans-Jürgen Bahmueller), управляющим партнером и единственным акционером компании ООО «Вильхельм Бамюллер Машиненбау” (Wilhelm Bahmueller Maschinenbau GmbH,Plüderhausen) (Плюдерхаузен), и с Ульрихом Г. Вольцем (Ulrich G. Wolz), начальником отдела систем переработки гофрированного картона.

Кор: Г-н Бамюллер, ваш отец, основал компанию в 1945 году, в трудное время. Можете ли вы сказать что-нибудь о его мотивах, а затем кратко пояснить, как и по каким направлениям компания развивалась до 2007 года?

Бамюллер: Мой отец работал на заводе в Штутгарте, на котором производились шлифовальные станки. Во время войны компания была взорвана, и он потерял работу. Таким образом, он вернулся из Штутгарта обратно в свой  родной город Плюдерхаузен. Там он открыл механическую мастерскую и стал ремонтировать сельскохозяйственную технику.

Потом он начал обслуживать гофроагрегаты. Фирма Klingele находится недалеко от нас. Благодаря ей, мы попали в гофрокартонную промышленность.

Наше  второе большое направление — это шлифовальные станки. Раньше мой отец работал в компании, которая производила шлифовальное оборудование. Отсюда и близость к шлифовальным станкам. В 1945 году отец заработал около тысячи рейхсмарок. Третья сфера деятельности нашей компании — это  зажимные инструменты — тиски, струбцины, держатели.

В 50-х годах возродилась бывшая компания моего отца, и он стал  производить детали для этой фирмы. Позже он поставлял ей узлы, и, наконец, отец начал производить маленькие машины, которые компания продавала под своим именем. Сегодня мы бы назвали это аутсорсинг.  До 70-х годов мы были поставщиками, а позже субподрядчиками этой компании.

Что касается гофрокартона, то гофроагрегаты того времени были гораздо менее точны, чем сегодня. Старожилы гофроиндустрии говорят, что мой отец сконструировал современную продольную резку. Это была первая машина, которую Вильгельм Бамюллер презентовал под своим именем.

Следующим толчком к нашему развитию было то, что компания Круппа в 1965 году расширила свою продуктовую линейку. Крупп начал производить а именно, очень известные в то время полуавтоматические фальце-швейные машины, куда листы картона вставлялись вручную. В то время это было высокотехнологичное оборудование.

Но у компании Круппа был такой принцип — они передавала на аутсорсинг все проекты, которые приносили менее 10 миллионов немецких марок в год. Бамюллеру предложили освоить эту технологию, и он внедрил её.

Таким образом, мы от поперечной и продольной резки совершили переход к переработке гофрокартона. После этого  Бамюллер быстро набирает обороты. Если в середине 50-х в штате было около ста сотрудников, то в конце 60-х их уже две сотни. Это были наши дни «бури и натиска”.

Кор: У вашего отца есть особенная любовь к одному из трех подразделений, или для него все одинаковы?

Бамюллер: Как он относился к своим троим детям, такое же отношение было у него к трем направлениям деятельности компании. Три бизнес-единицы служат для разных рынков, что компенсировало циклические колебания в различных отраслях. Никогда не было так, что тяжелые дни наступали одновременно на трех рынках. Этот фактор также помог нам в кризисном 2009 году.

bgm_grunbach_01
Шестикрасочный инлайн BMG

Кор: Ваш бизнес зиждется на трех столпах -машины для переработки гофрокартона, шлифовальные станки и зажимное оборудование. Большинство наших читателей знакомы только с рынком первой области. Эти три направления как-то взаимодействуют между собой?

Бамюллер: В принципе, все три наши бизнес-направления существуют как отдельные компании, имеющие свою собственную дистрибуцию, конструкторские бюро, сервисные подразделения, а также монтажно-сборочные отделения  и пр. Но  все три направления объединены «верхушкой». Руководство несет ответственность за все три области. В то же время, каждое подразделение работает независимо друг от друга, потому что речь идёт о совершенно разных рынках. Есть некоторые незначительные взаимодействия между шлифовкой и гофропереработкой, поскольку они вместе используют наши центры обработки металла с очень высокой добавленной стоимостью. В отличие от других компаний Бамюллер производит почти все запчасти у себя, чтобы обеспечить их доступность для клиентов. Это включает в себя не только токарные, фрезерные, сварочные, шлифовальные производства, но и системы управления и программное обеспечение.
Мы считаем это важным, чтобы все компетенции находились под одной крышей. Это позволяет оказывать помочь нашим клиентам быстро и грамотно.

Кор: Как началось ваше сотрудничество с фирмой Goepfert? У вас есть совместное предприятие компании BGM, в котором вам принадлежит четверть.

Бамюллер: Мы основали BGM, как ответ на потребность рынка в новой большой машине инлайн. Это был конец 70-х. Производители гофротары хотели уйти от двухэтапного производства, особенно при производстве больших ящиков для химической промышленности. Они искали возможность  производить большой контейнер одним движением — от загрузки листа, до паллетирования и обвязки.
Чтобы реализовать этот проект Bahmueller начал искать партнера. Мы провели несколько интервью и выбор пал на компанию Goepfert. Goepfert был очень похож на нас: это был семейный бизнес. У его владельца —  Альбина Гепферта и Вильгельма Бамюллера были практически одни и те же «машиностроительные гены”.
Компании начали совместную работу и построили первый джамбо-инлайн под брендом BGM. Это была линия шириной 4,80 м.

index
Ульрих Г. Вольц

В 1982 году была основана компания BGM. У Bahmueller и у Goepfert было  по  50% акций. Оба дома назначали руководство и подбирали сотрудников.
Компания BGM — это без сомнения одна из самых успешных историй в отрасли.

 Вольц: Мы стали лидером на рынке широкоформатных машин по производству гофротары. Сегодня в мире работает более ста линий BGM и мы безраздельно господствуем в тяжелом дивизионе.

Бамюллер: Это история более успешная в плане доходности, чем в среднем дивизионе — в мидлайнах.

Кор: И вы ни разу не прогорели?


Бамюллер:
Нет, если рассматривать более длительный период. При запуске нужны довольно длинные вливания. Но это преимущество средних компаний, что мы не искали краткосрочной выгоды. Мы не ставили задачу заработать на  первой проданной джамбо. Наш приоритет был в оптимизации и совершенствовании этого оборудования. Это была наша инвестиция, и она окупилась с лихвой, когда рынок получил совершенную линию, занявшую устойчивое лидерство в своей нише.

Кор: Многие компании в области машиностроения в 2008 и 2009 пострадали от последствий финансового кризиса. Многие клиенты приостановили инвестиции в оборудование. Как пережил те годы Bahmueller?

Бамюллер: Я ограничусь гофрокартонным направлением, потому что все три наши структуры по-разному отреагировали на кризис. 2008 год был для Вahmueller лучшим годом в истории компании. Мы совершили крупнейшие продажи и добились лучшего результата. У нас был очень хороший портфель заказов до 2009 года. В 2008 году мы увеличили объем продаж на 15%.

Ойген Бамюллер (слева), старейший мастер-наставник, который по-прежнему активен в компании. В центре — Освальд Шехер (в компании с 1964 года), ответственный за подготовку учеников в Bahmueller с 1984 года. Справа: генеральный директор Ханс-Юрген Бамюллер.

При этом мы не набирали дополнительный персонал. Такие пики производства мы сглаживаем за счет дополнительной работы наших сотрудников и временных контрактов. Много работы берут на себя и наши поставщики.  Кроме того, мы очень тщательно корректировали набор временного персонала. Таким образом, мы очень хорошо адаптировались, и кризис ударил по нам в 2009 году не так сильно. Оборот Бамюллера в 2009 году упал до уровня 2007 года. Хотя 2007-й был неплохой год.

Ойген Бамюллер (слева) старейший мастер-наставник, который по-прежнему активен в компании. В центре — Освальд Шехер, в компании с 1964 года, ответственный за подготовку учеников в Bahmueller с 1984 года. Справа: генеральный директор Ханс-Юрген Бамюллер.

Мы быстро адаптируемся в любой ситуации с помощью временных контрактов и арендованных специалистов. Таким образом, наш основной персонал полностью защищен от угрозы сокращения. Ми верим, что стабильность является важным условием нашего роста. Нам не нужен рост любой ценой. Мы хотим квалифицированного роста.

Кор: В гофроиндустрии Bahmueller известен своей надежностью и постоянными инновациями. Некоторые клиенты ассоциируют вас с олицетворением «швабского педантизма”. Как вы сами оцениваете свой имидж и место на рынке? Какие машины продаются особенно хорошо?

Вольц: Надежность — вот высшее благо. Вот к чему мы стремимся всеми силами и всей душой. И в суете современного мира наши клиенты  ценят эти наши старания. Мы готовы помочь всегда, днем и ночью, мы доступны нашим клиентам 24 часа в сутки. Наш диалог с клиентами не прерывается никогда. Мы проводим совместные семинары и вместе разрабатываем новые машины, которые предоставляют нашим клиентам возможность выделиться из толпы, приобрести уникальные особенности.

Бамюллер: В Чтобы сохранить один из самых высоких в Германии уровней оплаты труда, у нас есть один путь — инновации  и качество. Большая часть того, что мы зарабатываем, уходит на  исследования и разработки. Так мы строим фундамент для нашего будущего.

Кор: Какая машина ваш «чемпион”?

Вольц: Мы видим себя прежде всего как лидера инноваций в гофроиндустрии. А лидером продаж в последние годы является пожалуй фальцесклеивающая линия  TURBOX. В ровень с ней идут наши инлайны CONTAINERLINE и CASELINE. Безусловно чемпионом является также и мультиподача TOPMATCHER к фальцесклеивающей машине  из-за возможности собирать ящики состоящие из несколько частей.

Кор: Некоторые ваши клиенты чувствуют себя не лучшим образом в последние три года. Как вы оцениваете перспективы гофроиндустрии? Как повлияли на отрасль проблемы финансирования?

Бамюллер: Мы обратили внимание на некоторую воздержанность, появившуюся у клиентов. Но у нас очень высокая доля экспорта — от 75% до 80% — что помогло нам частично компенсировать ослабленный внутренний спрос., В «южном эшелоне” (Испания, Италия и Франция) спрос был довольно сдержанным. Но у нас широкая клиентская база по всему миру, следовательно, всегда есть новые возможности. Средние гофропроизводители сегодня начали активно инвестировать. Концерны тоже обновляют оборудование.

Вольц: В области высокохудожественной упаковки инлайны BGM пользуются особенным спросом.

Кор: Семейные бизнесы, обычно, неохотно говорят о цифрах? Каковы ваши продажи в последние годы, сколько людей у вас работает?

Бамюллер: Не называя конкретных цифр, скажу что продажи постоянно растут, не считая 2009 года. Перспективы на 2011 год очень хорошие. Нам бы хотелось еще увеличить прибыль, чтобы больше инвестировать в R & D (Research and development). Наш план 7% — 8% от объема продаж инвестировать в  R & D. Наш персонал вместе с зарубежными дочерними компаниями составляет 320 сотрудников.

Кор. Кстати о сотрудниках: У многих, например в бумажной отрасли, большие проблемы со специалистами. Кадры никто не готовит. Эта проблема вас касается?

Бамюллер: У нас, впрочем, никаких проблем. Мы довольно популярный работодатель. Мы можем найти сотрудника на любую вакансию. У нас также очень высокий уровень внутренних тренингов.

На площадке в Pluederhausen 315 сотрудников производят всю продукцию в трех подразделениях Bahmueller

Вольц: Мы молодая команда. Молодые люди мечтают у нас работать, особенно когда они видят наши инновационные направления. Каждый знает: когда он с Bahmueller, он участвует в новых разработках. А наши «плоские иерархии” оценили многие молодые люди.

Бамюллер: Мне лучше, если мои люди будут  действовать так, как будто это их собственный  бизнес. У нас есть шесть уполномоченных (прокураторов), которые несут ответственность за различные сферы бизнеса. Каждая зона несет полную ответственность за свои показатели.

Кор: Один из бестселлеров последних лет, на мой взгляд, это машина TURBOX и TOPMATCHER. Как вы создали это оборудование?

Вольц: Мы спросили наших клиентов: что нужно улучшить в наших машинах, разработанных в 2006-07 годах? И внимательно их выслушали. Тогда мы поняли, что необходимо внедрить сервоприводы. По сравнению с обычными машинами это дает значительное превосходство и в скорости и в точности фальцовки, и возможность обратного хода. Это важные функции сегодня.
Сроки поставки являются постоянными — в среднем от четырех до шести месяцев.

Кор: Это желаемое время доставки? Есть машинопроизводители, у которых время доставки больше года.

Вольц: В принципе, мы можем еще и сократить это время, несмотря на массовое производство. Для Американских клиентов нужно учесть еще три недели в море.

Бамюллер: И еще — мы не хотим, делать большие серии. Каждая новая машина выходит более совершенной, постоянно внедряются новшества.

Кор. Какие новшества вы сейчас внедряете?

Вольц: В следующем году мы представим наш новый POWERPACKER II, который был создан в на базе TURBOX. Мы с гордостью можем сказать, что у нас самые быстрые фальце-склеивающие машины на рынке. Сейчас перед нами стоит задача конвертировать их с периферийными устройствами. Если вы автоматизируете линию, у вас все равно должна быть возможность для извлечения одного листа при высоких скоростях. Здесь ключевое слово — качество. Контроль качества, будь то нанесение клея или работа камер, становится все более важным. В секторе инлайнов у нас тоже есть интересные новинки. Вы будете удивлены!

Кор: Каким вы видите будущее вашей компании и вашего бизнеса? Рассматривали ли вы, как владелец семейного бизнеса, вашего преемника?

Бамюллер: Мы видим будущее очень позитивно. Если вы посмотрите на три области бизнеса, то у нас все хорошо. Мы везде на технологической волне. У нас очень хорошая команда.Мы всегда с вами, вместе с нашими клиентами для разработки новых продуктов. Это кредо Bahmueller.
Вопрос о правопреемстве является чувствительным вопросом. Поэтому важно хорошо подумать, чтобы не оставить ничего на волю случая. Я могу только сказать, что выбор у меня большой: у меня трое взрослых детей, которые все еще учатся. Я действительно думаю, что этого потенциала достаточно, чтобы реализовать его в нужном направлении.

Кор: Спасибо за разговор

P.S. Ханс-Юрген Бамюллер упокоился в Боге 27 января 2015 года в возрасте 61 года. Вечная память.