Удивительная история про нормативы утилизации

Согласны ли вы с тем, что благодаря чуткому и мудрому регулированию нашей экономики российский бизнес функционирует по принципу «бег в мешках»? То есть на бизнес навешано такое количество обременений, что бизнесменам давно бы уже впору плюнуть и бросить это дело?

Лично я с этим согласна.

Но, друзья мои, нужно ведь отличать лишнее от необходимого. Давайте, по примеру Сократа, зададимся вопросами:

— Россия погрязла в мусоре? — Да!

— Свободный рынок не способствует правильному обращению с отходами в масштабах страны? — Увы, это так.

— Во всем мире переработку отходов финансово вытаскивает расширенная ответственность производителей (РОП)? — Она, родимая…

Итак, никто не против, что РОП — это правильное лекарство от такой болезни, как повсеместные свалки. Но в каких дозах это лекарство применять?

Данный вопрос особенно актуален сейчас, когда Минприроды России готово повысить норматив утилизации отходов от использования товаров (ОИТ) до 100%, но товаропроизводители говорят, что они к этому не готовы.

Также они говорят, что частичный, небольшой, скромный такой нормативчик гораздо лучше и эффективнее абсолюта.

— Чем лучше?

— Чем абсолют.

Результаты опроса, проведенного «Деловой Россией» среди 800 представителей розничной торговли (хотя не столько к ним, казалось бы, вопрос, сколько к производителям товаров), оказались следующими.

Опрошенные прогнозируют резкое удорожание бытовой техники на 13%, электроинструментов на 11% и электроники на 9%.

Понятно, что в любом случае за утилизацию отходов от использования товаров заплатят граждане, покупающие эти товары, но неужели повышение цен и впрямь будет таким катастрофичным?

Воспользуемся расчетом, сделанным руководителем направления по взаимодействию с органами власти Ассоциации «РазДельный Сбор» Анной Гаркушей на ее Telegram-канале.

Итак, задачка.

Минприроды планирует собрать 136 млрд руб. экологического сбора. Какую сумму в среднем придется израсходовать на эти цели каждому россиянину, если в стране 146 млн жителей?

136000 / 146 = 931 руб./год = 77,6 руб./мес. или 0,7% от потребительской корзины (на момент написания статьи она равна 10842 руб. для взрослого гражданина).

И это большое удорожание? Или нас пытаются обдурить?

На обсуждении перспективы введения 100-процентного норматива утилизации было скучно. Но один австриец всех взбодрил

Тем более что 930 руб. в год — это не наценка при покупке конкретного телевизора. В них вложена утилизация абсолютно всего, что мы покупаем за целый год, от упаковочных пакетов до автомобильных шин.

Добавка размажется равномерно по всем товарам, но неравномерно по покупателям: кто больше покупает, у того и «наценка» набежит выше. Плач о малоимущих неуместен: малоимущие как раз покупают мало.

«Зато за эти деньги у нас будет право требовать от государства, чтобы отходы действительно утилизировали и компостировали, чтобы не строили мусоросжигательные заводы и не организовывали вонючие свалки», – пишет Анна.

Лично я остаюсь при мнении, что «требовать от государства» — занятие бесперспективное. Но вышеприведенная задачка — только присказка. Просто мне хотелось сразу отмести алармизм по поводу роста цен, чтобы поговорить о главном.

А главное тут что?

Главное — разобраться, почему экологический сбор должен взиматься за все выпущенные товары/упаковку, а не за 10, 15 или даже 60% от них.

Понять это — значит понять, почему при «долевом» подходе мы с треском провалили РОП.

Провалили как в экологическом плане (поток вторичного сырья не пошел на переработку, поток отходов на полигоны не убавился), так и в социально-экономическом.

Хотели оптимизировать расходы на утилизацию, расставить бесплатные контейнеры РСО, в перспективе снизить затраты за коммунальную услугу по обращению с ТКО… но ничего не случилось.

И не могло случиться.

– Жора, жарь рыбу! – Так нет же рыбы!.. – Жора, ты жарь, рыба будет!

Была я недавно в Общественной палате; обсуждали перспективу введения стопроцентного норматива утилизации. Было скучно.

Каждый выступающий исполнял свою «видовую трель» без очевидной связи с прочими выступлениями: один утверждал, что стопроцентные нормативы — это ужасно потому, что абсолютно ужасно, другой рассказывал о своем опыте работы в госоргане, третий — о том, что его ассоциация лучшая в галактике.

Я сидела и думала: вот почему на мероприятиях переработчиков отходов всегда идет диалог, где люди реально обсуждают, как сделать это или то, а на мероприятиях товаропроизводителей — совсем как на официозных форумах: каждый «отрабатывает номер», как на сборном концерте.

Отдельные предметные выступления могли бы развернуться в конструктивное обсуждение, но вопросов из зала задавать не разрешили.

Публика уже начинала дремать, как вдруг ее жизненный тонус поднял европейский специалист, выступавший по прямому включению из Австрии.

Не знаю, чего ждали от него организаторы мероприятия (уже вписавшие в проект резолюции, что стопроцентные нормативы — это зло, к которому нужно идти медленно-медленно, не менее 30 лет), да только он возьми и брякни во всеуслышание, что «система изначально была сформирована таким образом, что вовлечение в оборот 100% упаковки, электроприборов и батареек, выпущенных на рынок, оплачивалось производителем».

Я подумала: скандал в благородном семействе… Да ничуть не бывало.

Следующие выступающие преспокойно демонстрировали слайды, доказывающие, что норматив утилизации в Европе и сейчас не превышает стольких-то процентов.

Они не слышали? Не поняли? Сделали вид, что не заметили? Что это было?

– Жора, жарь рыбу!

– Так нет же рыбы!..

– Жора, ты жарь, рыба будет!

Это как раз про «долевые» нормативы. Переработчик, перерабатывай вторсырье! Так его же нет… и денег нет, и заказов нет… Перерабатывай, все это будет! Через 30 лет. Но ты перерабатывай сейчас.

Почему 30, а не библейские 40? До усвоения новой идеологии должно смениться два поколения?

Однако вспомним, что новые члены ЕС, до момента вступления в союз не практиковавшие РОП, обретя членство, моментально перестроились на новый лад. Может быть, достаточно иметь сильную мотивацию?

РОП, как котенок, должен быть цельным (100%), а не собираться из десяти пирожков

Но самое удивительное — не это. А то, что существуют все же в России компетентные чиновники.

В своей предыдущей статье, ругая Минфин, я хватила через край, изобразив всех чиновников такими, как в бессмертном произведении Салтыкова-Щедрина «История одного города».

А теперь хочу косвенно принести извинения за огульное очернительство, похвалив (и очень похвалив!) Минприроды за то, что они наконец-то поняли, как надо, и решились действовать.

Поняли прежде всего то, что ни в одной стране мира, где действует РОП, не используют такую причудливую штуку, как нормативы утилизации.

Целевые показатели — да. Ставят задачу к такому-то году довести долю утилизацию до n%, к следующему — до m%.

Но целевые показатели и нормативы утилизации — два совершенно разных фрукта. Стопроцентная оплата, и именно она как раз и позволяет постепенно подниматься по ступенькам повышения доли утилизации.

Ну, к примеру, котенок рождается целым (100%) и потом растет. «Купи 10 пирожков — собери котенка» — задача невыполнимая даже за 30 лет.

Кстати, вы не задумывались, как можно достичь целевого показателя нацпроекта «Экология», а именно — уровня утилизации 36% к 2024 г. — при том, что даже по востребованным на рынке фракциям норматив утилизации составляет 15% или чуть больше?

Пересчитайте эти 15% на долю таких фракций в общем потоке и получите цифру, которая ниже даже существующего уровня утилизации.

Может ли быть эффективной экономическая модель, базирующая на «долевых» нормативах утилизации?

Экологический сбор — это как бы компенсация прямых затрат на сбор, транспортирование, обработку и утилизацию ОИТ.

Умножив эти затраты на понижающий коэффициент, получаем планово убыточные операции по обращению с отходами.

Кто-то надеется, что предприниматели кинутся себе в убыток жарить несуществующую рыбу?

В Европе за 1 т выпущенного на рынок пластика вносят 200 евро, у нас — 50; но даже не 50, а 50 помноженное на 0,15 (то есть на непонятно откуда взятый норматив утилизации).

Итого в среднем 7,5 евро за 1 т, почти в 30 раз меньше, чем в Европе. И отчего-то отрасль не развивается — странно, да?

При правильной организации процесса чистые отходы от использования товаров приближаются к чистым и однородным отходам производства

Другой вопрос в том, что сами ставки экосбора должны оказывать регулирующее влияние, подталкивая производителей к использованию правильных материалов.

К примеру, вспененный полистирол дешевле и легче гофрокартона, поэтому на «диком» рынке предприниматель неизбежно будет использовать вредный для окружающей среды, но выгодный полистирол.

Значит, нужно правильно расставить флажки, сделав использование экологически дружественной упаковки более выгодным не на словах, а в денежном выражении.

Далее, регулирующее влияние должно обеспечивать уменьшение объемов ТКО. В наше время большая их часть — это и есть ОИТ, но уже испорченные смешиванием с другими видами отходов и малопригодные к переработке.

В то же время чистые ОИТ (в отличие от классических ТКО) пригодны к утилизации непосредственно или с небольшой предварительной обработкой, и при правильной организации процесса приближаются в этом смысле к чистым и однородным отходам производства.

В существующих условиях региональный оператор не заинтересован в функционировании РОП, поскольку оно ведет к снижению объемов ТКО, что означает снижение доходов «рега».

Будь регоператор трижды сознательным и благонамеренным, в рамках действующей финансовой схемы он лишен возможности конструктивно взаимодействовать, допустим, с мелким ритейлом или иными организациями.

Эта тема требует отдельного рассмотрения, ограничимся пока выводом о необходимости скорейшей трансформации данной схемы.

Успех вполне возможен: действует же в Европе дуальная система, примиряющая интересы системы РОП и системы удаления ТКО, и это заслуживает самого тщательного копирования и перенесения на российскую почву.

Однако ключевой вопрос эффективности РОП — в том, каким образом используются средства экологического сбора.

Если вернуться к совещанию, описанному в начале статьи, то его конструктивной нотой было как раз обсуждение перспектив введения моратория на самостоятельное исполнение РОП.

К такому мораторию отношение в среде переработчиков не только неоднозначное, но и порой диаметрально противоположное.

Я обзвонила предприятия, о которых в свою бытность редактором журнала «ТБО» писала как о наиболее успешных, и задала один и тот же вопрос: «Как скажется на вашей деятельности по переработке отходов отмена самостоятельного исполнения РОП?»

Разброс ответов был широчайший, от «Нам придется сократить 50% персонала и закрыть ряд направлений своей деятельности» до «А его отменяют? Вот не знали. Нам это все равно, от РОП и так ничего не поступало».

Первый ответ характерен для тех, кто перерабатывал те виды отходов, которые на чисто рыночных отношениях не приносят прибыли, например, отходы электроники.

Среди переработчиков пластика выявились и те, для которых РОП стала огромным толчком к развитию, и те, кто все это время жил внутри чисто рыночных отношений и сегодня сетует лишь на то, что в стране пока не хватает мощностей по сортировке (которые дадут много сырья), одновременно выражая уверенность, что в ближайшие 2-3 года они будут построены.

Но поскольку данная статья предназначена для «Гофро.Эксперта», логично рассматривать данный мораторий применительно к производству гофрокартона и иных изделий, при производстве которых используется макулатура.

Масштабная торговля актами и массовое игнорирование товаропроизводителями обязанностей вести отчетность и платить экосбор подвели Минприроды к решению наложить мораторий на самостоятельное исполнение РОП

В силу самой технологии изготовления продукции данная отрасль представлена крупными перерабатывающими предприятиями, которые, конечно же, не принимают макулатуру поштучно у всех 4 млн юрлиц, у которых она образуется.

Для приема макулатуры существуют заготовительные предприятия, а у них тоже велика доля закупки вторсырья у мелких заготовителей, которые также могут быть не последними в цепочке.

Отрасль хорошо структурирована и обладает торгово-производственными связями, которые формировались в течение десятилетий — это безусловно ее сильная сторона.

Однако представьте теперь, каким образом внутри этой структурированной отрасли можно создать пресловутый «Акт об утилизации»?

Собрать подписи со всех звеньев цепочки? Добиться у крупного ЦБК конкретной цифры, сколько картона изготовлено именно из твоей макулатуры? Как вы вообще это себе представляете?

Я — никак.

Бумажная отрасль приветствует решение о введении моратория

Напротив, можно с уверенностью утверждать, что если государство (или кто-то от его лица) будет целевым образом выплачивать всем ЦБК деньги за то, что они переработали столько-то макулатуры, это будет самая простая и эффективная схема (аналогичная западным, о чем мы поговорим позже).

Поэтому бумажная отрасль однозначно приветствует решение о введении моратория.

Что касается переработки иных видов отходов (где велика доля мелких предприятий, которые только начали вставать на ноги и которым прямые контакты с товаропроизводителями представляются гораздо более реальными, чем получение денег из какого-то фонда, который еще и формировать не начинали), отметим, что эти игроки рынка четко делятся на тех, кто действительно перерабатывает отходы и тех, кто торгует актами утилизации.

Первые и раньше серьезно страдали от деятельности вторых, пресечь которую государственные органы, к сожалению, так и не сумели.

Масштабная торговля актами и массовое игнорирование товаропроизводителями своей обязанности предоставлять отчетность и уплачивать экосбор — вот две причины, которые подвели Минприроды к решению наложить мораторий на самостоятельное исполнение РОП.

Это решение очень огорчает многих производителей товаров, однако хочется задать вопрос: а не вы ли, господа, так охотно занимались «скупкой краденого»? Вот и доигрались.

Закрытие лазеек в виде липового исполнения РОП даст больший эффект, чем повышение нормативов утилизации

По мнению исполнительного директора РЭО «ППК» Алексея Макрушина, прозвучавшему на пресс-конференции в пресс-центре «Национальной службы новостей» 30.09.2019, «закрытие этих лазеек даст даже больший во всех отношениях эффект, чем само по себе повышение нормативов утилизации».

Конечно, не все производители покупали липовые акты, часть их, напротив, делом способствовала реальному становлению РОП. Но заложниками ситуации оказались все.

Какое развитие ситуации может повлечь за собой мораторий на самостоятельное исполнение РОП?

Если собираемые деньги будут бесследно растворяться в бюджете, то РОП не принесет тех благих последствий, на которые она нацелена.

Большинство читателей на этом месте помянет пресловутый утилизационный сбор на автомобили.

Действительно, требовать чего-либо непосредственно у государства, повторюсь, задача бесперспективная. Но вполне можно потребовать конкретных действий от специального фонда.

Поручение о создании такого утилизационного фонда было дано Президентом еще в 2013 г. (Пр-929 от 26.04.2013). Может быть, настало время его исполнить?

Что же станет ключом к успеху?

Безусловно, и этот вариант вызывает у предпринимателей определенный скепсис: деньги разворуют, никто ничего не получит. Однако вспомним, как функционирует РОП в большинстве стран.

Государство уполномочивает несколько специально созданных организаций обеспечивать выбор правильных переработчиков на те или иные виды отходов, взаимодействовать с ними, скрупулезно контролируя количественные и качественные характеристики их деятельности и гарантировать оплату результатов этой деятельности из средств экологического сбора.

Каждый производитель товаров обязан: а) уплачивать экосбор и б) быть приписанным к одной из таких организаций.

Ключом к успеху является так называемый принцип распределения — такой метод финансирования утилизации отходов, когда заранее уплаченные взносы (включенные в цену изделия при его продаже) идут непосредственно на финансирование связанных с этим услуг и выплачиваются напрямую тому, кто эти услуги предоставляет.

Если такой принцип будет реализован в нашей стране, никто ничего не потеряет, а, напротив, приобретет. По имеющимся сведениям, Минприроды России твердо намерено идти к этой цели.

Продукция любого ЦБК по определению содержит в себе вторичку

Предполагается и еще один метод, объединяющий в себе и стимулирование уменьшения захоронения отходов, и заботу о сбережении ресурсов, и подталкивание предприятий к разработке правильного экодизайна (как мы помним, экозайн — это не про внешний вид, а про состав изделия с применением вторичных и/или экологически дружественных материалов).

Эти цели достигаются простым введением нулевого коэффициента для изделий, сделанных либо из материалов, легко поддающихся переработке, либо из вторичных материалов (соответственно, если вторички в изделии половина, то и коэффициент будет 0,5).

Конечно, это требует разработки и утверждения соответствующих нормативных правовых актов. Но такая парадигма была бы идеальна в отношении макулатуры, которая, во-первых, безусловно является экологически дружественным материалом, а во-вторых…

Во-вторых, с точки зрения РОП предприятия ЦБП едины в двух лицах: они как товаропроизводители выпускают картонажные и иные изделия, подлежащие утилизации после использования, и они же их утилизируют — таков технологический процесс.

Следовательно, продукция любого ЦБК по определению содержит в себе вторичку. Если увеличение доли вторичного сырья приведет к снижению затрат в части экосбора, интерес ЦБК к макулатуре усилится, как и доля вторичной целлюлозы в продукции.

Во многих странах «зачет» использования вторички приводит к тому, что вторичка становится дороже первичного сырья

Кстати, знаете ли вы о том, что этот механизм («зачет» использования вторички) работает во многих странах, реализующих РОП? (не будем говорить «во всем мире», ведь в мире существует около 400 вариантов исполнения РОП, и каждый чем-то отличается).

Этот «зачет» вкупе с иными факторами приводит к тому, что вторичка становится дороже первичного сырья: так, по ПЭТФ в России эта разница составляет 10-12%, в Италии — 30%, в США — 40%.

Законодательные и тем паче принудительные меры к изготовлению чего-либо из вторички в такой системе излишни.

Разумеется, любые меры окажутся действенными лишь в том случае, если будут приниматься «пакетом», в котором одни меры уравновешивают «побочные эффекты» других, и все они вместе работают на одну цель. Очень похоже на правильную схему приема лекарств.

При неправильной схеме приема, безусловно, лекарства могут нанести вред, превышающий достигаемую пользу.

Кроме того, все возражения типа «Обещать — не значит жениться» и «Утром деньги — вечером стулья» имеют право на существование.

Но не менее верно и такое утверждение, как «Дорогу осилит идущий». Пожелаем Минприроды и друг другу удачи на этом пути.

Ольга Шевелева, специально для gofro.expert