Письмо профессора Мишустину

Лига переработчиков макулатуры призвала премьер-министра РФ поддержать важнейший для мусорной реформы законопроект. gofro.expert взял комментарий у автора письма, члена наблюдательного совета ЛПМ профессора Дениса Кондратьева

30 августа в поддержку скорейшей реализации реформы также высказался председатель комитета Госдумы по экологии и защите окружающей среды Владимир Бурматов:

— Денис Геннадьевич, что заставило писать открытое письмо главе правительства? 

— Честь купеческая. Бизнесмены договариваются, доверие — основное, что есть в бизнесе. Однако у нас до сих пор не выстраивается мостик доверия между утилизаторами и загрязнителями (отходообразователями, товаропроизводителями), которые должны отвечать за утилизацию упаковки.

Раньше государство не доверяло утилизаторам и товаропроизводителям, те — государству, но теперь все иначе: увидев, что прежняя система ответственности товаропроизводителей не работает (собираемость экосбора по РФ в среднем составляет 4 млрд руб. в год вместо 130 млрд руб.), новое правительство выстроило свежую концепцию РОП и решило перезагрузить реформу. Ее главный постулат — загрязнитель должен платить за 100% утилизации всех видов упаковочных материалов.

Сегодня товаропроизводитель отвечает за 45% утилизации гофрокартонной упаковки. Это означает, что денежная компенсация (2378 руб. за тонну МС-5Б) выплачивается за каждую вторую коробку либо каждому второму поставщику упаковки. Как Лига переработчиков макулатуры, мы боремся за то, чтобы денежное возмещение за утилизацию макулатуры не выигрывалось компаниями эпизодически, как в лотерею, а в полном объеме поступало всем предприятиям отрасли, которые занимаются переработкой макулатуры, — как это давно принято у наших европейских коллег.

Для читателей gofro.expert это означает, что если все производители макулатурных тарных картонов будут получать возмещение, то МТК не будет дорожать, его будет много, и гофрокартон станет еще более конкурентоспособным продуктом на рынке.

Более того, если РОП будет правильно работать, то гофрокартон станет не только идеальной транспортной, но и индивидуальной упаковкой. С помощью правильных экономических механизмов расширенной ответственности производителя (ведь РОП — это и есть экономика замкнутого цикла) мы сможем выдавить с рынка пластиковую упаковку, где это возможно, и заменить ее на гофру, существенно расширив бумажный рынок и создав тренд на устойчивый рост.

Тем не менее, безусловно отвратительная позиция товаропроизводителей, точнее, их GR-щиков, затрудняет продвижение реформы. На самом деле, их единственная цель — чтобы песня о реформировании РОП длилась вечно. Разработка российской системы РОП началась в 2011 г., была введена в действие в 2015 г., но с тех пор ничего не сдвинулось с места.

В прошлом году мы согласились с государством, что избу-говорильню надо прекращать и искать новый компромисс. Мы его нашли: была создана рабочая группа при вице-премьер-министре Виктории Абрамченко, которая на 90% состояла из товаропроизводителей. Концепция, которая там родилась, появилась под жестким давлением и грязным лоббизмом с их стороны — это был сплошной шантаж правительства.

— Он звучал примерно как «Если мы будем платить за утилизацию, нам придется поднять цены»?

— Но это же ложь! Рассмотрим ситуацию на примере гофрорынка. Сегодня из 100 гофрокартонных коробок 75 сделано из макулатуры. При экономической модели РОП в хозяйственный оборот возвращаются вторичные материальные ресурсы. Представим, что РОП не работает, и этих 75 макулатурных коробок не существует, все коробки сделаны из целлюлозного картона. Выгодно ли это населению? Безусловно, нет: население выигрывает только от производства коробок из вторичных ресурсов, т.к. из-за конкуренции между первичным и вторичным материалом все 100 упомянутых коробок становятся дешевле (любая конкуренция приводит к контролю цены и невозможности ее разгона).

При запуске 100% РОП население получает тройную выгоду: на финальной цене товара сказывается конкуренция между материалами, снижается тариф на вывоз мусора, возле дома не появляется свалка или мусоросжигательный завод и не нужно тратить дополнительные средства на лечение.

Когда есть конкуренция между материалами, тогда формируется справедливая цена: МТК конкурирует с ЦК, в результате чего возникает сбалансированное экономическое чудо. Вспомним, что когда некоторое время назад рубль начал интенсивно падать, у целлюлозных картонов появилась экспортная ориентированность и они начали дорожать, то вероятный скачок цен был компенсирован перепроизводством макулатурных тарных картонов, которое имеет место по сей день. И что мы видим? Рынок разворачивается, ролевая продукция перестает расти в цене и даже дешевеет! Это и есть здоровый рынок, который живет и дышит, и потребитель от этого выигрывает.

Поэтому, когда товаропроизводители рассказывают, что при введении 100-процентного норматива цены взлетят, это абсолютная ложь. 100-процентные нормативы на упаковочные отходы добавят к цене товара не более 1,5%, возможно, до 3% в первые полтора-два года, но потом резко поднимется собираемость и повышение нивелируется. 1,5-3% — это абсолютно несущественный показатель, принимая во внимание, что товаропроизводители и так поднимают цены на десятки процентов безо всякой РОП. Хочу отметить, что за последние годы, напротив, подорожала вся упаковка из пластика, которого в лучшем случае перерабатывается 5%. Это происходит именно из-за того, что между первичным и вторичным пластиком нет субститутной конкуренции.

Поэтому неминуемый скачок цен при установлении 100-процентного норматива ответственности производителей — это абсолютно безграмотное и фейковое утверждение. Это говорят люди, которые не имеют никакого отношения ни к экономике, ни к экологии. Это говорят GR-щики траснациональных компаний, которых, когда просишь показать расчеты, оказывается, что никаких расчетов-то и нет.

С другой стороны, переход на циклическую экономику, в основе которой находится РОП, имеет пролонгированный эффект. Мы говорим об уровне нашей жизни. Казалось бы, зачем пользоваться канализацией и платить за нее, если дешевле выкидывать в окно? Ведь канализация — это и невыгодно, и дорого, и долгое время люди без нее как-то обходились. Но я не хочу, чтобы возле моего дома появился мусорный полигон, даже сверхсовременный, хочу, чтобы вторичные материальные ресурсы возвращались в хозоборот страны. В конечном итоге, мы нагреваем планету. Вряд ли в этом случае можно даже начинать разговор о том, выгодно это или невыгодно с точки зрения кошелька.

— Вы писали, что в других странах корпорации играют по правилам, исправно платят за утилизацию, и только в России отказываются?

— Я наблюдаю ужасающую вещь. На примере 89-го федерального закона об отходах потребления и производства могу констатировать, что товаропроизводители продолжают распоясываться, и 10 лет непрекращающихся переговоров с ними привели только к одному — ничего не происходит. А ничегонеделание — это фантастическое делание: если вы ничего не делаете, когда у вас кровотечение, вы умрете.

Поэтому прежняя либеральная линия — договариваться с бизнесом до бесконечности (кстати, утилизаторы, которые и суть циклическая экономика, — такой же бизнес) — должна закончиться. Зачем спрашивать у производителя газировки, как утилизировать упаковку? Разве у него есть заводы по утилизации, он занимается сбором отходов, платит по этой теме налоги, у него есть код этого вида деятельности, специфическое образование, чтобы рассуждать на эти темы? Этих же людей можно спросить, как лечить COVID. Но мнения населения, налоги которого идут, в том числе, на медицину в стране, никто не спрашивает, потому что этим должны заниматься специалисты.

— На заводе Пратта под Атлантой рассказывали, что муниципалитет платит им за то, что они собирают и перерабатывают макулатуру в регионе.

— Так и должно быть, хотя у нас пока не так. Например, наша ставка экосбора на гофрокартон — кстати, самая высокая среди товарных позиций, которые попадают в РОП, — 45%. Ее надо умножить ровно на два, чтобы получить реальную цифру переработки макулатуры марки МС-5Б — 90%. Товаропроизводители предлагают нам ввести 100% норматив на бумагу, оставив пластик на прежнем уровне (5%) — якобы, до тех пор, пока не появится инфраструктура для его утилизации (и это тоже старая песня). Но таким образом пластик будет исключен из субститутной конкуренции — войны между материалами. А многообразие пластика в упаковке — это зло. Есть пластики — лидеры в циклической экономике, такие, как ПЭТ, но есть огромное количество других пластиков, не востребованных, не перерабатываемых и даже не извлекаемых из мусорного потока.

Мы должны отыграть у них свой рынок.

— Спасибо, Денис, пришло время нашим читателям увидеть открытое письмо. Успехов в вашем нелегком деле!

Беседовал Игорь Ткаленко, gofro.expert

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Приглашаем Вас подписаться на наши страницы в социальных сетях:



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: