Заблудшие в РОП — 5,
или С больной головы на здоровую

Продолжение разговора с членом наблюдательного совета СРО Ассоциации «Лига переработчиков макулатуры», профессором кафедры устойчивого развития Московского университета имени С.Ю. Витте Денисом Кондратьевым, которое наводит на мысль, что накал страстей вокруг реформы РОП достиг небывалой остроты

— Денис Геннадьевич, вопрос по-человечески неприятный, но требующий комментариев. На конференции СREON «Переработка отходов 2019» 20 ноября прозвучало обвинение, что Лига переработчиков сама продает акты об утилизации отходов.
Я-то понимаю, что это, так сказать, технологически невозможно, но все же…

— Чтобы объяснить эту, действительно, довольно забавную ситуацию, придется начать издалека, а именно, с того времени, когда впервые назначались нормативы утилизации. Подчеркиваю: именно назначались, они никак не рассчитывались.

Так вот, действовала рабочая группа, которую тогда в Минприроды возглавлял директор Департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности Андрей Колодкин.

Мы со своей стороны упорно пытались достучаться, убедить их, что нормативы утилизации отходов должны покрывать хотя бы ту долю, которая уже перерабатывается, так сказать, естественным образом — на тот момент в отношении картона эта цифра составляла 60 %.

Мы направляли во все инстанции письма с информацией о реальных уровнях переработки макулатуры на территории Российской Федерации, прилагали расчеты по установлению нормативов утилизации. Нас очень беспокоил вопрос, каким вообще образом собираются «назначать» нормативы? В виде понижающих коэффициентов?

Но в рабочей группе заседали не экономисты, и любые расчеты были им чужды. В составе рабочей группы не было ни одного представителя отрасли переработки отходов, более того — ни одного стороннего эксперта, который бы в этом разбирался.

Не была привлечена никакая сторонняя профильная организация — научно-исследовательский институт или иная структура, способная выполнить объективные расчеты. Там были только товаропроизводители, сами для себя определявшие, насколько они согласны нести нагрузку в целях переработки отходов от своей же продукции.

Это, примерно, как советоваться с ворами в законе, определяя сроки наказаний в Уголовном кодексе.

— Себя не обидели?

— Разумеется. Никто из товаропроизводителей в дальнейшем не выразил по этому поводу неудовольствия, а это и есть тревожный симптом. Вы не найдете ни одного письма, резолюции или иного документа, где хоть один товаропроизводитель пожаловался бы на жесткость нормативов.

О чем это говорит? О том, что для производителей товаров те нормативы, в рамках которых придется потратиться на утилизацию отходов, оказались легче лебяжьего пуха. Черный лоббизм себя оправдал: фактически состоялся некий сговор чиновников Минприроды с товаропроизводителями, а со стороны последних это было классическое картельное соглашение.

КАРТЕЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ — соглашение между производителями или потребителями одноименной продукции с целью сглаживания конкурентной борьбы и получения более высоких прибылей на основе определения общей финансовой и производственной политики

Договорились платить не столько, сколько необходимо для переработки отходов, а столько, сколь не жалко, просто чтобы было похоже на какую-то работу. Имитация, для которой действительно не нужны никакие расчеты — цифры можно за 5 минут взять с потолка.

— «Пиши 10 %, все равно я больше не дам?..»

— Но и эти игрушечные 10 % оказались непомерно тяжелы для товаропроизводителей. Что вы, что вы, это же переходный период, нужен мораторий.

Просили на три года, поладили на одном году, но за это выхлопотали на следующий год нулевые ставки платы — фактически, тот же мораторий. Что сделали за два года? Некоторые потренировались сдавать отчеты, но большинство не делало ничего.

Предвидя все это, мы в прямом смысле слова скандалили по поводу того, что нас не взяли в ту рабочую группу, что тогдашнее Минприроды в лице г-на Колодкина не снизошло до того, чтобы восторжествовал здравый смысл и нормативы утилизации были подсчитаны хотя бы при участии утилизаторов. Но наши аналитические данные, скорее всего, просто выбросили, никто ими не руководствовался.

Стало ясно, что мы проиграли. Понимая, что в такой ситуации лучше спрятать свою гордость подальше, мы пошли на поклон к РусПЭКу, поскольку его участники (сплошь джиарщики) составляли едва ли не большинство в упомянутой рабочей группе и, что называется, играли там первую скрипку.

Чего хотели эти люди? Чтобы представляемые ими компании остались в выгоде. ОК, мы пришли предложить им выгоду. Уступку, льготу, назовите, как хотите. Контрибуцию, которую платит побежденный победителю.

Ассоциированным членам РусПЭК мы предложили особые условия в части переработки их макулатуры, оформленные как оферта на все три года действия норматива. Оферта была адресована трем ассоциациям товаропроизводителей: РусПЭК, РАТЭК и Союз производителей безалкогольных напитков и минеральных вод.

Ниже вы видите тот слайд, показ которого сопровождался словами, что это торговля актами. Догадываетесь, что же на нем стыдливо закрашено черным цветом?

Как раз названия этих трех организаций, чьи представители были членами упомянутой рабочей группы Минприроды. В результате именно их деятельности вся страна «наслаждается» массовыми выступлениями в Шиесе и многих других регионах.

Никому другому такая оферта не передавалась и не рассылалась, даже никакой подписи под ней не стояло, это было лишь приглашение к диалогу, адресованное конкретным ассоциациям.

— В чем суть этой оферты?

— Ещё до утверждения новых нормативов утилизации, устанавливаемых на три года — 2018, 2019 и 2020-й, мы предлагали членам этих трех ассоциаций начать работу по фиксированной на все три года цене — 475 руб. за тонну, или всего 20 % от ставки экологического сбора.

Взамен мы ожидали поддержки принятия правильных нормативов утилизации по картону при уплате экологического сбора государству для всех остальных производителей.

— Какие нормативы были бы правильными?

— Это 60, 70 и 80 % на 2018-2020 гг. соответственно. Мы справедливо считали их правильными: ведь сейчас мы уже достигли переработки 80 % упаковки из гофрированного картона.

Нормативы утилизации и ставки экосбора, которые «Лига переработчиков макулатуры» считала правильными на момент создания оферты:

Год 2018 2019 2020
Норматив утилизации, % 60 70 80
Фактическая ставка
экологического сбора, руб.
1427 1665 1902

Мы также предлагали застраховать в страховых компаниях ответственность данных контрагентов — не от своего лица (Лига ничего не перерабатывает), а от лица своих участников — действующих целлюлозно-бумажных комбинатов.

Что мы хотели взамен? Чтобы были приняты реалистичные нормативы, хотя бы только по бумаге и хотя бы на уровне фактически достигнутой переработки. Ведь то, что нам «спустили сверху» это был просто плевок в лицо нам как переработчикам.

Вот как это выглядело на тот момент: отрасль, находясь в глубочайшем нокдауне, все же создает мощности опережающими темпами, и когда мы уже перерабатываем более 60 % картона, нам дают норматив утилизации, среднее значение которого равно 18 %…

— Вот так и узнаёшь, что твои старания государству не нужны…

— Да о нас, можно сказать, просто вытерли ноги. Что нам было делать? Мы преподнесли «принцессе РОП» — исполнительному директору РусПЭК Любови Меланевской — «ключи от города»: берите, мы сдаемся, только не разрушайте того, что мы создаем.

Нам было в тот момент не до амбиций, мы руководствовались только интересами отрасли. Нужно было как-то начать выстраивать взаимоотношения с самой мощной лоббистской группой, которая полностью владела ситуацией по назначению нормативов.

Мы готовы были подчиниться, если бы с нами хоть как-то начали общаться. Но они нашу оферту не взяли, не отреагировали на неё вообще никак. В тот момент даже сам этот документ они не приняли.

— Я слышала, что вы уже тогда предлагали РОПУ — расширенную ответственность производителя упаковки?

— Да. После того, как мы потерпели полное фиаско в своих попытках войти в рабочую группу и повлиять на ситуацию, когда даже наша публичная оферта не помогла нам наладить контакт с этой лоббистской рабочей группой, я предпринял еще одну попытку.

Я позвонил Меланевской и сказал, что если РОП так обременительна для товаропроизводителей, то давайте примем модель Белоруссии и Швеции, сделаем РОПУ — пусть ответственность несут производители упаковки, а вы — производители пищевых товаров, не подлежащих РОП — вообще выйдете из данного регулирования!

Надеялся хоть таким образом направить ситуацию к формированию обоснованных нормативов утилизации…

— И что же?

— Она ответила, что модель Белоруссии и Швеции — плохая модель, и мы этого в России не допустим! Вот и не допустили. За 2018 г. отчетность по РОП сдали всего 15 тыс. юридических лиц. Вся система РОП в России — это фейк. Собрали за год смешную сумму — 3 млрд руб.

В Белоруссии в 13 раз меньше населения, но за тот же год в рамках РОПУ они собрали 5 млрд руб.! И в результате у них чистота и благодать, никаких Шиесов нет и не предвидится, а макулатура — сырье, столь необходимое переработчикам — вдвое дешевле, чем у нас.

Интересно, донесла ли вообще госпожа Меланевская тогда до своих коллег по рабочей группе это предложение, которое упростило бы жизнь всем производителям товаров, выведя их из-под данного регулирования еще три года назад.

Может быть, у нее есть свой, особый план, который не вполне отвечает интересам компаний, входящих в ее ассоциацию?

— Но если они тогда не приняли оферту, откуда же она вынырнула теперь?

— Когда ситуация изменилась, ее вновь получили другим, некорректным способом, чтобы госпожа Меланевская получила возможность представить общественности оферту как акт об утилизации.

— Однако акт об утилизации — это определенным образом заполненный бланк, совершенно не похожий на оферту…

— Созданная РусПЭКом и полностью его устраивающая ситуация пошатнулась, и тут уже все средства хороши. Размахивая офертой, ее пытаются выдать за свидетельство фейковой утилизации.

— Минутку, я чего-то не понимаю. Если бы даже их макулатуру на ЦБК бросили в гидроразбиватель совершенно вне финансовых отношений — она точно так же пошла бы дальше по технологической цепочке и превратилась в конечную продукцию…
Как может переработка на ЦБК вообще быть фейком? Кто-то подозревает, что чисто по злобе дефицитное сырье вывезли обратно с завода и захоронили на полигоне, и еще захоронение оплатили?

— Любому понятно, что такого в принципе не может быть! Переработка макулатуры по определению не может быть «фейком» независимо от цены, будь это хоть в подарок.

Истинная утилизация подтверждается фактическими объемами переработки в нашей отрасли — они составляют 4 млн т, а под РОП попадает всего 1 млн т, то есть, мы еще сверх всех РОПовских объемов перерабатываем 3 млн т. Так на чьей стороне фейк?

Тогда мы сделали шаг навстречу товаропроизводителям, протянули руку дружбы. Ведь и мы, и они — граждане России, заинтересованные в успешном решении мусорной проблемы; и мы, и они — бизнес, и должны вместе выстраивать то самое устойчивое развитие. Тем более что товаропроизводители всегда твердили, что двумя руками за циклическую экономику…

А теперь Меланевская организовала письмо Президенту России, в котором беззастенчиво заявляет, что переработчики, «преследуя собственные интересы», создают «ситуацию, губительную для всей экономики».

Чем же мы их так рассердили? Тем, что хотим стопроцентные нормативы? Так ведь все эти транснациональные компании прекрасно исполняют РОП на просторах Евросоюза и других континентах, и не бастуют, требуя понижающих коэффициентов, и экономика там жива-здорова, чего и нам желаем.

Так почему же в России им вынь да положь послабления? Потому что в Европе загрязнять нельзя, а в России — можно?

В оправдание своей позиции они говорят что-то невразумительное: нет мощностей, мощности не такие, утилизация фейковая… Это они о чем? Переработка отходов металла и макулатуры — две мощные отрасли, которые работают со времён Советского Союза, прошли через все смутные времена, приумножились, прекрасно себя чувствуют и перерабатывают миллионы тонн отходов, выпуская из них востребованную продукцию.

И это нас-то пытаются записать в разряд недобросовестных, непонятливых или неадекватных людей?

— Не оценили ваш жест, ключи от города на бархатной подушечке… Но почему? Нелогично.

— Логично, если подумать. Они лучше нас тогда понимали, что если открыть реальные показатели переработки хотя бы по одной позиции, это разрушит всю их концепцию манипулирования, которая зиждется на том, что «в России ничего нет и потому платить мы вообще ни за что не будем».

Такая позиция — это геноцид российской экологии, российской циклической экономики со стороны тех самых людей, бывших в свое время членами той самой рабочей группы.

Именно эта организованная группировка присутствовала на СREON, именно она кричала из зала «в студию прокуратуру Российской Федерации!». Да, я бы с удовольствием пригласил генпрокуратуру РФ, чтобы она осуществила расследование деятельности указанной рабочей группы. Пусть через полиграф расскажут, как это всё принималось. К барьеру! Я готов!

Они кричали: «Да, вот теперь понятно, кто все это делал!». Ничего вам не понятно, ребята! Хлопать в ладоши и хихикать — это постыдное дело, когда не разбираешься в том, что происходит. А ПРОИСХОДИТ, между прочим, и в том же Шиесе, где люди бунтуют, потому что не хотят, чтобы их малую родину превратили в свалку.

А половины этих свалок могло бы и не быть, потому что за эти бездарно потраченные пять лет уже могла бы быть налажена переработка отходов, мы бы давно уже полноценно работали в рамках закона о РОП, а вместо этого — год мораторий, год нулевые ставки, да и дальше не лучше.

Мусорные бунты в Российской Федерации — вот плоды их вредительства! А те, кто это все сделал, теперь показывают с трибуны нашу старую оферту (которая, по существу, означала призыв работать, а не заниматься манипуляциями) и кричат, что мы в условиях остродефицитного рынка сырья занимаемся фейковой утилизацией?

Имейте же хоть каплю совести, неужели вам совсем не стыдно? «Мальчики кровавые» в глазах не мерещатся? Те, которые в городах-деревнях вблизи полигонов задыхаются от свалочного газа? Да при таких результатах деятельности порядочный человек уже бы харакири себе сделал!

Наши противники считают, что обнародование той оферты — это сильный удар в рамках войны компроматов. Дорогие мои, да нету в этой оферте ничего компрометирующего! Вся эта ситуация изобличает лишь саму госпожу Меланевскую.

Но если уважаемая Любовь Александровна хочет вести открытый диалог в формате такой войны, то в наших архивах есть для этого некоторые материалы, например, из переписки членов рабочей группы (ее активно «сливали» сами участниками диалога).

Эта переписка ясно показывает, что происходил настоящий сговор, и как именно он происходил, как принимались решения, как обсуждались те или иные чиновники, и чем хвалились самые сговорчивые из них.

Возможно, опубликование этих материалов будет интересно общественности, но вряд ли доставит удовольствие руководству компаний — членов ассоциаций товаропроизводителей. Оно, скорее всего, повлечет за собой увольнение кое-кого с «волчьим билетом».

— Не слишком ли радикально?

— Вот потому-то, прежде чем пойти на подобные шаги, хочу обратиться к членам обсуждаемых ассоциаций. Уважаемые коллеги, кому вы доверили управление ассоциациями?

Вы уверены, что люди, осуществляющие подобные вбросы, действительно могут руководить ассоциациями, за которыми стоят известные бренды? Я сомневаюсь, что с такими лидерами, как Любовь, вы находитесь на верном пути.

— Вы выступили на CREON с опровержением.

— Выступил, но тем самым только раззадорил эту организованную группировку.

Выступил господин Онищук из РАТЭК, сказал, что таких, как мы, надо ловить и что вот он только что посмотрел выступление исполнительного директора СРО «Ассоциация «Лига переработчиков макулатуры» Алексея Сергеева, которое «изобилует враньем»…

— Это как?

— А это тема про «новые позиции». Есть у этих деятелей дивный приемчик: берете позицию товарной группы, предположим, № 10: «Картонки, ящики и коробки, складывающиеся из негофрированной бумаги или негофрированного картона» с установленным на 2017 г. нормативом утилизации 20 %. Режете позицию надвое, разносите по другим группам (12 и 51), и вот уже на 2018 г., как вновь созданная позиция, указанная продукция получает норматив, вдвое меньший, чем прежде: 10 %! Здорово придумано, правда?

Так это представлено в презентации РусПЭК. Но при этом скромно умалчивается о том, что упаковка и из гофрированного, и из негофрированного картона входила до 2018 г. в группу 10 с установленным на 2017 г. нормативом в 20 %, а теперь норматив уменьшился вдвое.

Если кто-то сомневается, что так оно и есть, вот ссылка на публикацию, где все показано подробно: https://www.liga-pm.ru/zakonodatelstvo/kommentarij-po-povodu-dvukratnogo-snizheniya-normativov-utilizaczii-na-upakovku-iz-negofrirovannogo-kartona-v-2018-godu.html.

Госпожа Меланевская не видит ничего плохого в том, чтобы искажать информацию в своей презентации, а вот в презентации Сергеева давалась объективная информация. Но она не всем понравилась.

— То есть?

— Встал господин Онищук и воскликнул: «Все это неправда! Норматив составляет 25, 35, 45 %!».

Это он назвал цифры по гофрокартону, которого мы (для справочки) фактически перерабатываем сегодня уже 80 %. Названные им нормативы — тоже до смешного малы, но у Сергеева речь шла вообще не про них.

Когда я указал на это Онищуку, тот ответил: ну, я в ваших картонах не разбираюсь! Что на это было ответить, кроме одного: «А если вы не разбираетесь, зачем беретесь об этом рассуждать?» Тут он перешел уже на другой язык: «А может быть, вы заткнетесь?».

— Не может быть!

— Еще как может. Эта нескрываемая и уже неконтролируемая злость вызвана тем, что мы работаем против них, против этих посреднических ассоциаций, и их воинствующая риторика с призыванием генпрокуратуры нас не остановит.

Напомню, действие происходило на практической конференции, посещение которой обошлось посетителям в сумму свыше тысячи евро, однако ничего обучающего и конструктивного в выступлении господина Онищука не было — даже презентации не было, вообще никакой информации.

Он просто начал хамить всем без разбору — выступавшим накануне спикерам, мне, а представителю Российского экологического оператора вообще намекнул на ожидающий его в будущем тюремный срок.

Этот цирк — яркое свидетельство уровня компетенции этих людей. Они не могут предоставить ни одного внятного расчета на протяжении уже более пяти лет. В итоге вместо обсуждения сути мы вынуждены отвечать на эти нападки.

Но правда — она одна, и ее, как говорится, не задушишь — не убьешь. В данном случае правда в том, что эти ассоциации-посредники хотят, не созидая ничего, «отжимать» у переработчиков деньги.

Наш долг им противостоять. Потому что они ничего не созидают, не строят никаких заводов, не поднимают промышленность, а просто хотят паразитировать на переработчиках. Этому не бывать.

Беседовала Ольга Шевелева, специально для gofro.expert

Начало темы смотрите в материалах: Заблудшие в РОП, Заблудшие в РОП — 2, или Смех сквозь слезы, Заблудшие в РОП — 3. Ты помнишь, как все начиналось?.., Заблудшие в РОП — 4. О фундаментальных ошибках

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Приглашаем Вас подписаться на наши страницы в социальных сетях:



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: